Договорной тендер: какие бывают и что делать, если вы видите его признаки в ходе госзакупки?

Содержание

«Договорной» тендер: какие бывают и что делать, если вы видите его признаки в ходе госзакупки?

В Российской Федерации осуществление закупок через «тендеры» напрямую регулируется Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ) и Федеральным законом от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее – Закон № 223-ФЗ), а также имплицитно Федеральным законом от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ) и Гражданским кодексом.

Несмотря на то, что данные нормативные акты содержат детализированный механизм проведения «тендеров», а также целый комплекс запретов и ограничений, призванных обеспечить добросовестную конкуренцию при проведении закупок, договорные тендеры все же существуют.

Сегодня мы поговорим именно о том, что вообще такое «договорные тендеры», какие они бывают, и что стоит учесть, если вы с ними столкнулись.

Виды сговоров

Варианты сговора можно разделить на две большие группы:

  1. Вертикальный сговор: между заказчиком и участником тендера или группой участников тендера;
  2. Горизонтальный сговор: между двумя и более участниками тендера.

В обоих случаях цель сговора одна: обеспечение победы в тендере «нужному» участнику по начальной цене контракта или по цене контракта максимально близкой к начальной цене.

Затем сговоры можно условно разделить по моменту осуществления противоправного деяния.

На стадии размещения извещения о процедуре закупки в ЕИС

Данные сговоры осуществляются путем ограничения доступа к процедуре закупки «ненужных» участников.

Обычно сговоры из данной группы можно определить по установлению неправомерных (завышенных или не относящихся к объекту закупки) или неизмеряемых требований к участникам тендера, делающих подачу заявки затруднительной или вовсе невозможной, а перспективы оценки такой заявки – непредсказуемыми.

Например, в апреле этого года Арбитражный суд Северо-Кавказского округа оставил в силе решение УФАС Ростовской области о наличии сговора при проведении закупки на установку видеосистем и пунктов контроля за дорожным движением к ЧМ-2018.

По мнению УФАС, заказчик и несколько участников закупки нарушили п. 1 ч. 1 ст. 17 Закона № 135-ФЗ. Они вступили в сговор при проведении закупки на установку камер с максимальной ценой контракта 549 млн руб. Соглашение привело «к созданию преимущественных условий» для одного из подрядчиков, а впоследствии заключению договора по завышенной цене.

Так, аукционную документацию на портале госзакупок размещал ИП, который не имеет отношения к должностным лицам заказчика. Заказчик и один из участников тендера использовали один и тот же IP-адрес, зарегистрированный во Франции, что свидетельствует об использовании VPN для сокрытия и изменения точки доступа в Интернете, а также о том, что одно лицо выступало как от имени заказчика, так и от имени участника закупки.

На стадии работы комиссии (конкурсной, аукционной или иной)

В данном случае комиссия заказчика либо отказывает в допуске «ненужным» участникам тендера, либо необъективно оценивает их заявки по критериям оценки.

Признаком сговора из данной группы являются «странные» действия комиссии заказчика: отклонение заявок по надуманным основаниям, присвоение существенно различного числа баллов по неценовым критериям оценки заявок за схожие предложения различным участникам закупки, признание уклонившимся от подписания контракта «ненужного» участника тендера в случае его победы.

Например, в одном из таких случаев, суды заключили (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 марта 2019 г. №Ф05-23726/18 по делу № А40-100706/2018), что заказчиком и поставщиками при проведении аукциона заключено и реализовано антиконкурентное соглашение. За три дня до опубликования протокола рассмотрения первых частей заявок на участие в аукционе с электронной почты должностного лица заказчика в адрес сотрудника одного из поставщиков направлено сообщение с приложением документа, выполненного в текстовом редакторе Microsoft Word, в котором содержалось обоснование причин отклонения заявок компаний на участие в аукционе. Аукционная комиссия приняла решение об отказе в допуске к участию заявок.

Иным подтверждением заключения антиконкурентного соглашения по мнению ФАС России являются действия заказчика при определении начальной цены контракта. В нарушение законодательно установленных требований по направлению запросов о предоставлении ценовой информации не менее 5 разным поставщикам, Заказчик направил запрос о предоставлении ценовой информации только в адрес одного участника закупки.

На стадии проведения торгов

Такие сговоры осуществляются путем отказа от конкурентной борьбы или, наоборот, путем существенного снижения цены контракта (при схеме «таран» или «карусель», о чем подробно расскажем далее) без видимых причин.

Как правило, в таких случаях, при отсутствии «ненужных» участников на процедуре торгов, участники, осуществляющие сговор, отказываются от конкурентной борьбы и либо вообще не осуществляют снижение начальной цены контракта, либо осуществляют его незначительно.

Например, 4 мая 2022 Московское УФАС сообщило о возбуждении дела о картельном сговоре на торгах по оказанию услуг частной охраны на объектах медицинских организаций государственной системы здравоохранения города Москвы между двумя подрядчиками. По мнению контрольного органа, компании действовали в интересах друг друга и фактически отказались от конкурентной борьбы в ходе торгов 1 .

В случае же наличия на процедуре торгов других участников, готовых к конкурентной борьбе, может быть использована схема «таран» или, как ее еще называют «карусель», представляющая из себя следующее.

Два участника аукциона поочередно дают снижения начальной цены контракта с минимальными промежутками по времени, зачастую используя для этого специально предназначенное программное обеспечение «аукционных роботов», не позволяя сделать этого другим участникам до окончания основного торга. После того как все добросовестные участники отказываются от борьбы и двумя участниками «карусели» достигается огромное снижение цены, например 95% от начальной, основной торг завершается. При этом участник, занявший третье место на стадии доподачи ценовых предложений, выдвигает предложение чуть ниже последнего добросовестного участника. Этот третий участник и является выгодоприобретателем такого сговора. При рассмотрении заявок на участие в аукционе оказывается, что победитель включен в реестр недобросовестных поставщиков и аукционная комиссия обязана отклонить его заявку. Второй участник закупки либо тоже оказывается внесен в РНП, либо не прилагает один из обязательных документов, либо просто уклоняется от заключения контракта. Вот так участник аукциона, занявший третье место, заключает контракт почти без снижения.

Читать статью  В 2022 году ФНС начнет выдавать электронные подписи. Подойдут ли они для госзакупок?

Например, в одном из таких случаев Московское УФАС выявило антиконкурентное соглашение одного юридического лица и трех ИП в ходе аукциона в электронной форме по поставке оборудования. Столичное антимонопольное ведомство установило, что в ходе основного этапа подачи ценовых предложений членами картеля намеренно была снижена начальная (максимальная) цена контракта до 67%. При этом была реализована антиконкурентная модель поведения «таран», при которой добросовестные участники торгов утрачивают экономический интерес вследствие значительного снижения НМЦК сговорившимися участниками, у которых нет реального намерения заключить контракт 2 .

Как определить «договорной тендер»?

Контрольные органы обычно используют следующие критерии для определения сговоров, например:

  • совпадающие IP-адреса участников тендера;
  • схожие данные о компаниях в ЕГРЮЛ и открытых источника: адрес местонахождения, номера телефонов, совпадение лиц, выполняющих функции единоличных исполнительных органов или являющихся учредителями компании;
  • подозрительное поведение в ходе торгов: отказ от конкурентной борьбы или существенное снижение цены контракта без видимых причин;
  • подозрительное движение денежных средств в ходе договорных отношений между компаниями;
  • ретроспективный анализ проведенных закупок Заказчика и участников таких закупок;
  • подозрительные действия комиссии заказчика или самого заказчика.

При этом, стоит отметить, что данные критерии, по сути, являются косвенными и не доказывают факт сговора, как таковой, о чем явно свидетельствует судебная практика, однако, являются триггером для контролирующего органа, свидетельствующим о необходимости проведения проверки по таким ситуациям.

Что делать, если вы видите признаки «договорного тендера»?

С точки зрения добросовестного участника закупки, противодействие сговорам представляется возможным в следующих направлениях.

Во-первых: обжалование неправомерных действий заказчиков и комиссий в ходе проведения процедур закупок в рамках процедурных механизмов, предусмотренных Законом № 44-ФЗ, Законом № 223-ФЗ и Законом № 135-ФЗ, соответственно.

Любые действия, связанные с утверждением закупочной документации с нарушениями закона или незаконные действия закупочной комиссии, могут и должны быть своевременно обжалованы в контрольные органы.

Во-вторых: незамедлительный отказ от конкурентной борьбы при выявлении признаков горизонтального сговора в форме схемы «таран» или «карусель».

К сожалению, многие добросовестные участники закупок, не понимая, что стали жертвой подобных схем, продолжают осуществлять снижение начальной цены, торгуясь с картелем и находясь уже далеко за рамками маржинальности для себя по данному контракту.

В-третьих: при выявлении самостоятельно каких-либо из указанных в данной статье признаков сговора – подготовить обращения в ФАС России и правоохранительные органы с просьбой о проведении проверки по факту возможного сговора.

Картельный сговор: признаки и практика

Воронцов П. П.

эксперт в области антимонопольного права и законодательства о закупках 44‑ФЗ и 223‑ФЗ, к.э.н.

Несмотря на контроль со стороны государства нарушений в сфере госзакупок меньше не становится. Сговоры на торгах по-прежнему составляют более 80% от общего числа картелей. В статье расскажем, как распознать сговоры на торгах и какой вид мошенничества распространен в последнее время.

Недобросовестные участники торгов, а нередко и сами заказчики прибегают к разным способам обхода закона с целью:

  • заключить контракт с заранее определённым поставщиком (в случае сговора заказчика с участником);
  • либо максимально снизить, повысить или поддержать цену контракта (преимущественно, когда сговор заключен между участниками-конкурентами).

Сговор при проведении торгов — это соглашение, которое ограничивает или исключает конкуренцию на торгах.

Типы мошенничества зависят от фантазии их участников. Могут применяться совершенно различные схемы: от манипуляций с документацией до получившего широкое распространение «тарана».

Почему же важно разбираться в уловках, к которым прибегают заказчики и недобросовестные участники на торгах?

Во-первых, можно выявить «заточенные» под конкретного участника торги и не принимать участие в таких закупках, сэкономив время и использовав его с пользой, например, участвуя в других (честных) торгах.

Во-вторых, выявив признаки мошенничества в закупках, можно попробовать обойти ловушки заказчика или участников сговора и выиграть торги.

В-третьих, если вы видите признаки сговора на торгах, лучше подать жалобу в ФАС России, чтобы пресечь недобросовестное поведение на перспективу и искоренить уже сложившуюся практику.

Виды сговоров на торгах

  1. Сговоры участников закупки между собой (картель).
  2. Сговоры между участником закупки и заказчиком.

Картельные сговоры могут быть в форме «тарана», соглашения о пассивном участии в торгах (отказ от торгов) либо о подаче неконкурентоспособного предложения.

Таран в торгах

«Таран» — это стратегия выдворения добросовестных участников с аукциона.

Суть схемы: участники сговора снижают цену до экономически невыгодной, вынуждая добросовестных поставщиков отказаться от дальнейшей борьбы. При рассмотрении вторых частей заявок обнаруживается, что компании-«тараны» не соответствуют требованиям документации и их заявки отклоняются.

Третий участник сговора (победу которого обеспечивают демпингующие компании), на последних минутах аукциона делает предложение, незначительно отличающееся от начальной цены контракта, и побеждает в торгах.

Соглашение о неучастии в торгах направлено на заключение контракта с победителем с минимальным снижением цены из-за бездействия других участников. Проявляется как отказ от торга, раздел контрактов или рынка.

Аукционные роботы

В настоящее время популярность приобретают «цифровые» сговоры с применением аукционных роботов, запрограммированных на минимальное снижение от начальной цены.

Переход картелей в «цифру» главный тренд в практике сговорщиков.

Подобный сговор на торгах в 2016 году был раскрыт в Мурманске. При создании аукционных роботов две компании программировали для них лимиты снижения в диапазоне от 0,5% до 1% от начальной цены контракта, в зависимости от того, кто из них должен выиграть аукцион.

ФАС России в октябре 2017 года также возбудила дело по признакам «цифрового» сговора на медицинских аукционах. Участники закупок использовали специальные программы для автоматического поддержания максимальной цены при участии в аукционах, общая сумма закупок составила более 145 млн рублей.

За последнее время выявлены признаки сговоров с участием роботов более чем на 2 000 электронных аукционов.

Подача неконкурентного предложения

Ещё одной формой сговора участников закупки между собой является подача неконкурентоспособного предложения с заведомо проигрышной ценой или неприемлемыми условиями исполнения контракта. Этот вариант картеля также преследует цель обеспечить победу определённому участнику по цене близкой к начальной.

Читать статью  Как узнать победителя тендера на госзакупках в 2022 году

Соглашения о неучастии в торгах или о подаче неконкурентоспособного предложения преимущественно вредят заказчикам. Они не позволяют достичь экономии бюджетных средств и приобрести максимально качественный товар, поскольку заказчику просто не из чего выбирать.

Для поставщиков же основной проблемой является система «таран», где действия сговорщиков направлены против конкурентов — добросовестных участников.

Схема старая и легко выявляемая, однако, по-прежнему используемая. В январе 2018 года ФАС России сообщила об очередном раскрытии сговора на четырёх аукционах по ремонту и техобслуживанию зданий. Фирмы действовали по схеме «таран».

Способы борьбы с «тараном»:

1. Попытаться обыграть участников «тарана»

Даже если отмечается резкое значительное снижение цены (как правило, более 30%) на аукционе, не следует терять к нему интерес. Дождавшись переторжки, можно предложить минимально допустимую для себя цену или подать ценовое предложение после того, как его подал последний участник сговора.

Важно! Если имеются признаки «тарана» не стоит в погоне за контрактом на переторжке подавать цену, которая не позволит в последующем исполнить контракт. Цена должна быть обоснованной с учётом всех планируемых расходов, иначе есть риск угодить в реестр недобросовестных поставщиков.

2. Жаловаться в ФАС России, указав на признаки сговора: аффилированность участников, нелогичное, экономически нецелесообразное поведение, отклонение заявок при рассмотрении вторых частей и т.д.

Распознать и победить второй вид сговора — сговор между участником закупки и заказчиком, может оказаться сложнее. Здесь больше вариантов для манипуляций.

На наличие сговора между участниками торгов и заказчиком могут указывать следующие уловки:

  1. Спрятанные закупки. Заказчик использует неверное или неточное наименование предмета закупки, неверную категорию закупки (код ОКПД2).
  2. «Заточенная» документация — документация, сформированная под одного производителя. Заказчик конкретизирует характеристики товаров таким образом, чтобы описание соответствовало только товару одного производителя (например, требования к упаковке, дозировке, форме выпуска).

Особенно популярна «заточенная» документация на торгах по поставке лекарственных средств и медицинских изделий. Признаки картелей в данной области обнаружены ФАС России при проведении более 6 000 аукционов. Общая сумма их начальных цен составила свыше 23,2 млрд рублей.

В декабре 2017 года виновными в сговоре признаны министерство здравоохранения Хабаровского края, больницей (организатор торгов), производитель дезинфицирующих средств и его дилер.

Проводился аукцион на совместную закупку дезинфицирующих, моющих средств и кожных антисептиков для нужд 11 учреждений здравоохранения края.

Аукционная документация была составлена под характеристики конкретного производителя, что исключило возможность другим компаниям претендовать на заключение договоров поставки. Победителем аукциона стал официальный дистрибьютор того самого производителя.

3. Проверка на внимательность

Заказчиком создаются дополнительные препятствия при подготовке участниками закупки заявок на участие в аукционе. В документации приводится объёмное описание требований к закупке с использованием однотипных формулировок и синтаксиса, которые в какой-то момент заменяются на похожие, но противоположные по значению. Поставщик может не заметить изменение и допустить ошибку (чаще всего при конкретизации характеристик, сопровождающихся словами «не более» или «не менее», «более» или «менее» и т.д.).

Заказчик рассчитывает на то, что сторонние поставщики не смогут правильно разобраться в документации по закупке — и либо не станут участвовать, либо их заявка будет отклонена, так как они не смогут исполнить всех требований.

4. Сокращённые сроки исполнения контракта

Если сроки исполнения контракта являются нереальными, возможно, что работы уже частично выполнены поставщиком, победа которого является целью такой закупки.

5. Отклонение большого количества заявок без объяснения причин или по надуманным основаниям

Как правило, это становится возможным благодаря ловушкам документации. К участию в закупке допускаются только фирмы, участвующие в картельном сговоре.

6. Заниженная начальная цена контракта, по которой невозможно его качественное исполнение

Цена отпугивает добросовестных поставщиков, а «нужная» фирма такой цены не боится, поскольку располагает информацией о том, что фактический объём работ значительно меньше.

Как бороться с картельным сговором между заказчиком и участниками

Бороться со сговором между заказчиком и участниками можно и нужно. Для этого советуем следовать нашим рекомендациям:

  1. Регулярно просматривайте закупки в сфере вашей деятельности. Ищете закупки по разным тегам (наименование закупки, заказчик, ОКПД), просматриваете планы-графики интересующих вас заказчиков, чтобы не пропустить закупки, в которых хотите принять участие.
  2. Внимательно изучите закупочную документацию на наличие в ней скрытых ловушек, в первую очередь, в техническом задании и в инструкции по заполнению заявки.
  3. Подавайте заказчикам запросы на разъяснения документации, если условия закупочной документации вызывают вопросы (недостаточно информации для заполнения заявки, наличие противоречий в документации, ошибки в характеристиках товара, частичное несоответствие ГОСТам).
    Ответ заказчика должен вам помочь корректно сформировать заявку. Если же заказчик не ответил на запрос или его ответ дан не по существу, подайте жалобу на картельный сговор в ФАС.
  4. Если документация не соответствует требованиям закона или заказчик необоснованно отклонил вашу заявку, жалуйтесь в ФАС.

Жаловаться нужно не только на нарушение закона о закупках (44-ФЗ и 223-ФЗ), но и на сговор (статья 11 и 17 Закона о защите конкуренции) на торгах.

Модель атак: где в основном злоупотребляют на электронных закупках и как с этим борются

Я продолжаю рассказывать про то, как устроены электронные торги и вообще закупки в нашей прекрасной стране.

Сегодня поговорим не про хищения (про них уже говорили вот здесь), а про другие изобретательные нарушения.

Сначала надо понять концепцию того, что нужно участникам:

  • Поставщики хотят продать свой товар. Лучше — дороже, но если дороже не выходит, то хотя бы по цене, позволяющей заработать.
  • Государственные заказчики 44-ФЗ хотят купить что им нужно, а не что можно им продать, творчески интерпретируя ТЗ. И при этом не сесть.
  • Корпоративные заказчики 223-ФЗ хотят показать эффективность снижения цены от среднерыночной (у нас средний показатель — около 15 %, но бывает и 30 % снижения по ряду закупок).

Махинации с начальной ценой

В общем случае заказчик должен выставить стартовую цену для аукциона (на самом деле — редукциона, но это называется именно аукцион). Его эффективность как закупщика зависит от того, насколько эту цену снизят поставщики. В идеальном мире его задача, с одной стороны, — привлечь максимум участников, с другой — застраховаться от недобросовестных поставщиков. Чем жёстче будут сформулированы ТЗ или требования, тем меньше участников будет. Чем меньше требований к участнику — тем выше риск появления кого-то не очень благонадёжного, не способного выполнить контракт, но зато способного выиграть закупочную процедуру.

Нарушение состоит в том, что, поскольку эффективность считается в снижении цены от начальной до итоговой (цены контракта), закупщик может повысить стартовую цену. За это его могут наказать.

Читать статью  Тендер как способ получения новых клиентов для вашего бизнеса

Кто-то прибегает к проектно-сметной истории по примеру 44-ФЗ: смотрят, что и по какой цене закупили год назад. Но в основном используют мониторинг рынка: это ни к чему не обязывающая процедура.

Если ставить цену повыше — прилетят все истории про завышение цен, участники будут обращаться в ФАС. Потому что завышение начальной цены — это инструмент коррупции. Если кто-то завышает цену, то поставщики делают своё стандартное снижение, но получается реальная цена плюс дельта для «отката». Поэтому за начальными ценами пристально следят.

На примере этого видно, как очень логично работает (или должна работать) экосистема, и что эта работа требует довольно неочевидных, на первый взгляд, механизмов.

Сговоры

До недавнего времени госзакупки курировало Минэкономразвития. Как говорят, министерство не справилось с задачей эффективного реформирования сферы закупок. Например, поручение правительства по полной электронизации госзакупок выполнялось в течение четырёх лет. В итоге сейчас всем занимается Минфин. За ЕИС отвечает Федеральное казначейство. За правильностью следит ФАС — служба, с которой мы чаще всего как площадка и контактируем. Все жалуются друг на друга. Поставщики — на заказчика, заказчик — на поставщиков, а разбирает все эти жалобы ФАС.

Практика там самая разная: от дискриминационных условий до картельного сговора.

Картельный сговор — это когда участники быстро осмотрелись, поняли, что их пять компаний с одного рынка в конкурсе, и договорились до того, что ставят определённую цену и не падают ниже. Процедуры взаимозачёта разные, это может оказаться даже пять аффилированных компаний от одного учредителя (через сложную цепочку подчинённости). Естественно, это делать запрещено, поэтому направление ИБ на том же строительном рынке имеет ряд особенностей, направленных на максимально быстрое уничтожение всех записей в случае «маски-шоу».

Экосистемная защита — в открытости: если придут шестая и седьмая компании, то участникам будет сложнее договориться. Или седьмая компания может подать жалобу, поняв схему остальных.

Дискриминационные условия — это противоположная история, когда ТЗ формируется не для достижения результата, а для отсечения неугодных участников, чтобы до финала дошёл только нужный.

«Заточка» технического задания

С одной стороны, добросовестный заказчик хочет проверить поставщика и точно описать критерии результата. С другой — недобросовестный может хотеть, чтобы выиграл один конкретный поставщик.

По законодательству второе запрещено. Придёт ФАС и вставит всем по первое число.

Например, нельзя указывать конкретные бренды, поэтому важная часть формулировки ТЗ — это консультация с юристом на предмет того, всё ли правильно. На заре торгов в 2012 году байкой стало ТЗ на закупку автомобиля, в котором предлагалось достать любую машину, но в требованиях было наличие круглой эмблемы, разделённой на четыре сектора, причём два синих, два серых.

На практике сейчас заказчик часто идёт к своему проверенному поставщику, просит составить ТЗ, тот составляет (если не тупой, то пишет про себя, родного), потом заказчик меняет часть пунктов, проверяет с юристом и публикует. Получается корректно.

Надо сказать, что заказчик не всегда может сам сформулировать ТЗ корректно. Например, был конкурс на открытки А4. Дальше ход мысли: «А4 — формат, получаемый складыванием А2 пополам». Логично: 4 на 2 поделить — получится 2. Им объяснили тогда, что есть ещё А3.

В требованиях могут завысить необходимое наличие оборудования (например, когда строителям надо 10 экскаваторов на балансе для проведения работ), опыт персонала, наличие лицензий. Мы регулярно видим конкурсы с требованиями лицензий на электрику чуть ли не под ЛЭП для вкручивания лампочек. Участники при таком несоответствии могут пожаловаться в ФАС, и там приведут конкурс в порядок.

Срывы процедур

Иногда торги стараются целенаправленно сорвать. Например, выпустить компанию-камикадзе, которая снизит цену на аукционе до предела, чтобы другие участники не могли ничего противопоставить. К моменту подписания договора она уже будет слита-поглощена в палатке у метро, и дальше надо будет или подписываться со вторым участником, или играть процедуру заново. Выгодоприобретателей много.

Ещё один способ сорвать закупку — это устроить DoS или DDoS-атаку на электронную площадку. В ходе этих хакерских атак злоумышленники заваливают торговую систему и сайт площадки таким огромным количеством запросов с разных IP-адресов, что серверы становятся недоступными для пользователей. Системы виснут, и участники торгов не могут подать свои заявки или ценовые предложения.

Самое смешное, что мы фактически не можем ставить типовую DDoS-защиту, поскольку по закону должны отвечать за каждую транзакцию: мы обязаны допускать каждого пользователя на площадку, а любая случайно отсечённая транзакция будет нарушением закона. Поэтому приходится разрабатывать свои методы защиты. Про это тоже расскажем отдельно позже.

Подборка особенных случаев

Ну и напоследок — несколько известных в нашей сфере случаев, которые уже почти все стали байками.

К одному федеральному заказчику постоянно приходила одна и та же контора, которая тащила аукционы вниз. Потом эту компанию отклоняли за нарушения в документации, но она доводила торги до такой низкой цены, что даже второй участник, который в случае выкидывания первого имел бы шансы заключить контракт, отказывался от такого шанса. А государственный заказчик — с деньгами, но без поставщика и под угрозой срыва важного федерального проекта. Хотели эти срывалы-камикадзе одного — выбить денег за «несрыв» процедуры закупки.

Другой популярный тренд – профессиональные жалобщики. Не те, кто действительно ратует за конкуренцию в своей отрасли, чистоту экосистемы закупок и т.д., а реальные мошенники. Такие жалобщики срывают процедуры даже не в ходе торгов, а еще на этапе публикации извещений об их проведении. В кулуарах слышал, что их боятся даже в региональных подразделениях ФАС, потому что эти наглецы пишут просто огромное количество угрожающих писем как заказчикам, так и поставщикам. В своих письмах заказчикам они пишут о том, что нашли нарушения в документации и требуют определенных действий, поставщиков запугивают другими способами, а в сам ФАС строчат жалобы и на тех, и на других. А закупка отменяется или катастрофически затягивается.

Так что помните: почти все злоупотребления убивает открытость. Мы тут на Хабре, в частности, — ради открытости.

Источник https://www.garant.ru/ia/opinion/author/kuznetsov/1546696/

Источник https://school.kontur.ru/publications/1576

Источник https://habr.com/ru/company/roseltorg/blog/437922/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.