Криптовалюта как предмет преступления: проблемы квалификации и защиты — новости

Владельцев криптовалют смогут привлечь к уголовной ответственности

Владение или любые операции с цифровыми активами, а также разработка программного обеспечения для приложений или электронных кошельков могут оказаться вне закона. Так можно трактовать положения новой версии пакета законопроектов «О цифровых финансовых активах» и «О цифровой валюте», утверждают эксперты Центра компетенций «Сколково».

Заключение на законопроекты директор департамента Сергей Израйлит направил замминистра экономического развития Владиславу Федулову. «Ведомости» ознакомились с копией документа, представитель министерства подтвердил факт получения такого текста. В Минэкономразвития осознают сложность данного вопроса и необходимость найти баланс интересов, а также принципиальное значение цифровых финансовых активов и цифровой валюты для развития цифровой экономики, заявил представитель министерства. При необходимости будут проведены дополнительные консультации для максимального учета всех заинтересованных сторон, обещал он.

Пакет документов, регламентирующих оборот цифровых валют, был внесен в Госдуму председателем комитета по финансовому рынку Анатолием Аксаковым и принят в первом чтении в 2018 г. Сейчас в представленных ко второму чтению на рассмотрение законопроектах разделены понятия цифровой валюты и цифровых финансовых активов (ЦФА). Под первое определение попадает практически любая криптовалюта, под второе – цифровые активы, контролируемые Банком России, и ценные бумаги. Если с ЦФА граждане могут совершать сделки без ограничений, то регулирование оборота цифровых валют потребует внесения поправок в Уголовный и Административный кодексы (они также прилагаются к новому пакету документов). Кроме того, чтобы владеть цифровыми валютами легально, их придется задекларировать в налоговой.

«Должны обязательно сохраниться анонимные электронные кошельки»

Гендиректор Qiwi Борис Ким рассказывает, как люди тратят деньги на самоизоляции и что будет дальше с картой рассрочки «Совесть»

С 2018 г. документ был доработан, однако он все еще носит обобщенный характер и создает риски для физических лиц и бизнеса, говорится в заключении экспертов «Сколково»: в документе содержится много расплывчатых определений. Например, нынешняя версия законопроекта предполагает привлечение к ответственности разработчиков компьютерных игр, в которых есть внутренняя игровая валюта, а также интернет-пользователей, совершающих онлайн-покупки с помощью распространенной в интернете практики принятия договоров-оферт, утверждают авторы письма.

Новые законопроекты нарушают конституционные права и свободы граждан, уверена адвокат, руководительница направления «Финтех, цифровые технологии и международное право», управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Град» Мария Аграновская. Законопроектом в существующей версии запрещается распространение информации о цифровых валютах под страхом уголовного преследования, что может ограничить работу СМИ, продолжает она. Что же касается обязательного декларирования цифровых валют, то описанный порядок не имеет смысла, потому как расчет стоимости и доказательство их приобретения или источника средств зачастую невозможны постфактум в силу специфики активов и волатильности курса, утверждает Аграновская.

Криптовалюта как предмет преступления: проблемы квалификации и защиты

Криптовалюта как предмет преступления: проблемы квалификации и защиты

Пока криптовалюта в России остаётся вне рамок правового поля, отнесение цифровых активов к категории «запрещённых» или «разрешённых» носит ситуативный характер. Так, в делах о банкротстве суд признаёт биткоин иным имуществом и включает в конкурсную массу для расчётов с кредиторами. В то же время Центробанк, прокуратура и следственные органы квалифицируют криптовалюту как денежный суррогат, а действия по распространению информации и операции по её обращению – как уголовно наказуемые деяния.

Цифровая собственность нуждается в уголовно-правовой защите

Законодатели предпринимают первые несмелые шаги на пути нормативного закрепления понятия виртуальной валюты и порядка оборота цифровых активов. С 1 октября 2019 года цифровые права официально отнесены к объектам гражданских прав. Соответствующие изменения внесены в ст. 128 Гражданского кодекса РФ ФЗ № 34-ФЗ от 18 марта 2019 года.

Изменения действуют меньше месяца, однако уже многим правоприменительная практика сформировала подход, при котором криптовалюта получила статус иного имущества применительно к ст. 128 ГК РФ ввиду открытого перечня объектов гражданских прав. Цифровые активы по факту признали «законным имуществом» для целей налогообложения и учёта при расчётах с кредиторами в процедурах банкротства. Разъяснения по вопросу отражения доходов российских организаций от операций с криптовалютой даны в Письме Министерства финансов Российской Федерации от 09.02.2018 № 03-03-06/1/8061. Судами биткоин признавался ликвидным имуществом, за счёт которого могут быть удовлетворены права кредиторов (Постановление 9-го ААС от 15.05.2018 по делу № А40-124668/2017, Постановление 9-го ААС от 18.04.2019 по делу № А40-12639/2016 и т. д.). И если в указанных судебных актах признаётся возможность включать криптовалюту в конкурсную массу и истребовать у владельцев, то фактически суд признаёт право лица «по своему усмотрению владеть, пользоваться, распоряжаться содержимым криптокошелька как своим собственным имуществом, совершать в отношении него любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц». То есть осуществлять полномочия, близкие к полномочиям собственника, предусмотренные ч. 2 ст. 35 Конституции РФ и ст. 209 ГК РФ.

Читать статью  Что такое токены и какова их роль в системе блокчейна — Крипто на vc. ru

С другой стороны, когда речь идёт о свободном распоряжении и сделках с цифровыми активами, их статус определяется как «вне закона». Поскольку финансовая система страны является объектом правовой охраны публичного права, неурегулированное правовое положение криптовалюты позволяет Центробанку, прокуратуре и следственным органам по настоящее время квалифицировать её как «денежный суррогат». В этой связи любым операциям по обращению и действиям по распространению информации о криптовалюте может быть дана уголовно-правовая квалификация, а владельцы цифровых активов нуждаются в уголовно-правовой защите собственности.

Сама по себе уголовно-правовая квалификация деятельности криптовалютных площадок без установления в действиях отдельно взятых лиц признаков конкретного состава преступления, во-первых, не основана на законе, во-вторых, произвольным образом направлена на ограничение прав их пользователей, в-третьих, противоречит фактическому принятию и закреплению в обороте цифровых активов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что следственные органы заходят в тупик в попытке квалифицировать преступления, связанные с криптовалютой.

Мошенничество или финансовая пирамида? Некоторые проблемы квалификации преступлений, связанных с криптовалютой

В практике адвокатского бюро Alliance Legal проводником своеобразной логики регулятора относительно статуса цифровых активов выступило одно из региональных УМВД России. В начале 2019 года по факту деятельности одной из криптовалютных платформ было возбуждено уголовное дело по ст. 172.2 УК РФ, предусматривающей ответственность за организацию «финансовой пирамиды».

Возбуждение уголовного дела по данному составу поставило следственный орган перед беспощадными вопросами квалификации преступления. В частности, как может быть незаконной та деятельность, которая законом не запрещена, а по мнению президента и зарубежных правовых порядков, и вовсе законна? Если криптовалюта не является денежным средством, то является ли она «иным имуществом»? А если является, то сопоставим ли его объём с объёмом привлечённых средств или имущества? Каким образом подлежит установлению реальный объём криптовалютных транзакций в рамках торговой платформы?

В такой ситуации следственный орган нашёл нетривиальный способ разрешения сложных вопросов, переквалифицировав деяние на более понятный состав ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершённое организованной группой либо в особо крупном размере»).

В рамках бесфигурантного уголовного дела в порядке ст. 91 УПК РФ следствие задержало подозреваемых и направило в суд ходатайство об избрании в отношении них меры пресечения в виде заключения под стражу.

Достаточным основанием избрания самой строгой меры пресечения, по мнению следствия, явилось совершение преступления «дистанционным» способом. При этом на прямой вопрос суда следователь заявил, что не имеется доказательств, достаточных для предъявления обвинения по ст. 159 УК РФ: доказательств самого факта хищения денежных средств и (или) иного имущества путём обмана или злоупотребления доверием.

Всё, чем располагало следствие, – это ряд физических лиц, заявивших о добровольном приобретении на личные средства криптовалюты и последующей неудачной инвестиционной деятельности с использованием криптовалютной платформы.

Таким образом, диспозиция ст. 159 УК РФ спорные вопросы квалификации криптовалюты как предмета преступления не сняла, но поставила следственный орган перед необходимостью доказать не только факт, но и способ хищения именно криптовалюты, а не денежных средств.

Как результат – в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения суд отказал, подозреваемые были освобождены из-под стражи в зале суда.

Данный пример является показательным, во-первых, с точки зрения бессилия и уязвимости правоохранительной системы перед вызовами цифровой экономики, ведь в случае совершения реального преступления с использованием цифровых активов следствие по делу рискует быть парализованным ввиду невозможности эффективно решать задачи уголовного судопроизводства по сбору, закреплению, оценке доказательств, уголовно-правовой квалификации образующих состав деяний. Во-вторых, он показателен с позиции очевидного конфликта публично-правовых и частноправовых интересов непосредственных владельцев цифровых активов.

Многочисленные пользователи криптовалютной платформы, имеющие личные онлайн-кабинеты, располагая собственными денежными средствами, в разные периоды времени добровольно вкладывались в приобретение цифровых активов, что никогда не было запрещено законом Российской Федерации. Такие цифровые активы были приобретены через интернет-кошельки с использованием единственно возможного средства платежа на территории Российской Федерации – российского рубля. К нарушениям установленного государством порядка расчётов эти транзакции не привели.

Представляется очевидным, что скачки курса криптовалют, обусловленные самыми различными обстоятельствами на мировом рынке, не могут давать основание голословно утверждать о повсеместном строительстве финансовых пирамид, а тем более под видом защиты прав неопределённого круга лиц напрямую нарушать права конкретных лиц, владельцев интернет-ресурсов и собственников цифровых активов.

Напомним, что базовые нормы для регулирования оборота цифровых прав и криптовалюты, совершения сделок с ними будут в скором времени закреплены ФЗ РФ № 419059-7 «О цифровых финансовых активах». Законопроект проходит второе чтение в Госдуме. Вместе с тем неизвестно, поможет ли новый закон разрешить имеющиеся противоречия в определении статуса криптовалют или создаст почву для необоснованного уголовного преследования собственников классических криптовалют, ограничив их оборот в российских информационных системах.

Читать статью  99% всех криптовалют в будущем обесценятся: и я объясню вам, почему

Минфин предложил лишать свободы за недекларирование криптовалют

Минфин разработал поправки о цифровых финансовых активах, предусматривающие тюремные сроки за незадекларированную криптовалюту. Эксперты считают это чрезмерным, отмечая, что для других видов имущества таких наказаний нет

Фото: Paul Chiasson / The Canadian Press / PA Images / ТАСС

Владельцев цифровых валют могут лишить свободы сроком до трех лет, если они хотя бы два раза за три года не отчитывались перед налоговиками об операциях с цифровыми валютами на сумму от 45 млн руб. и выше (в эквиваленте). Это следует из поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы России, подготовленных Минфином.

О том, что Минфин готовит поправки об уголовной ответственности за незадекларированную криптовалюту, со ссылкой на одну из версий законопроекта в сентябре сообщал «РБК Крипто». Но в том документе фигурировали меньшие суммы — особо крупным размером неподотчетных денег предлагалось считать эквивалент 5 млн руб.

Министерство также разработало поправки в Налоговый кодекс, антиотмывочное законодательство и Кодекс об административных правонарушениях в части регулирования цифровых валют и цифровых финансовых активов (ЦФА). «Соблюдение данных рекомендаций позволит снизить количество операций, связанных с отмыванием денег, полученных преступным путем», — подчеркнула пресс-служба ведомства. Все документы представлены на общественное обсуждение.

После выхода статьи министерство уточнило, что законодательное регулирование в первую очередь необходимо для предотвращения незаконного использования цифровых валют. «Использование цифровых валют с каждым годом возрастает. Зачастую это происходит не только в инвестиционных целях, но и для легализации преступных доходов», — сообщили в пресс-службе, добавив, что отследить владельцев цифровых валют, объемы их кошельков и назначение платежей, как в случае с банковскими переводами, невозможно. При этом, по мнению ФАТФ (международной Группы разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег), использование криптовалюты может привести к анонимному финансированию терроризма.

Летом 2020 года в России был принят закон «О цифровых финансовых активах». Он, как и новые поправки, должен вступить в силу с 1 января 2021 года. К ЦФА относятся цифровые аналоги долговых расписок, акций, облигаций и прав участия в капитале, которые выпущены на блокчейне (технология распределенного реестра). Цифровой валютой, к которой относятся и действующие криптовалюты, запрещено расплачиваться за товары и услуги в России, но ее можно покупать, выпускать, продавать и совершать другие сделки.

Какие обязанности будут у владельцев криптоактивов

  • Минфин предлагает обязать владельцев криптоактивов (физические лица и организации) отчитываться в налоговые органы о получении цифровой валюты, о сделках с ней и о ее остатках в криптокошельке, если за календарный год сумма операций с цифровой валютой превышает сумму, эквивалентную в денежном выражении 600 тыс. руб., следует из новой версии законопроекта (в предыдущей версии — от 100 тыс. руб.). Расчет суммы должен производиться исходя из рыночной цены на цифровую валюту на дату совершения каждой операции. Порядок определения рыночной цены должна установить ФНС. Впервые сообщить о владении криптоактивами надо не позднее 30 апреля 2022 года.
  • Криптообменники и майнеры цифровых валют должны будут направлять в Росфинмониторинг информацию об операциях с цифровыми валютами.
  • За непредоставление информации в налоговый орган в срок предусмотрен штраф в размере 50 тыс. руб.
  • За предоставление неправомерных сведений — штраф в размере 10% от наибольшей из двух сумм в рублевом эквиваленте (суммы поступления или суммы списания цифровой валюты).
  • Неуплата или неполная уплата сумм налога в результате невключения ‎в налоговую базу доходов от операций с цифровой валютой влечет взыскание штрафа в размере 40% от суммы неуплаченного налога в части таких операций.
  • Цифровая валюта признается имуществом для соблюдения общих принципов правового регулирования законодательства.

Засудить Apple или Netflix: как потребители бросают вызов гигантам

Как компании выигрывали суды с сотрудниками благодаря КЭДО: три кейса

Фото: Shutterstock

В мире предрекают стагнацию ИТ-отрасли. Что ждет ее в России — два тренда

Фото: Shutterstock

Как новому руководителю стать своим: четыре правила и десять табу

Фото: Unsplash

Палеодиета. Ешьте то, что предназначено природой, чтобы снизить вес и укрепить здоровье

Фото: Shutterstock

Нет времени управлять: на что тратят свой день современные руководители

Вот это подарок: как избежать начисления НДФЛ и страховых взносов на мерч

Фото: Shutterstock

Последняя серия. Чем войдет уходящий июнь в историю «Яндекса»

Что будет считаться уголовным преступлением

Если владельцы криптоактивов в течение трех лет более двух раз не предоставляли данные в налоговый орган или включали в отчет заведомо ложные сведения, то это влечет уголовную ответственность.

При совершении таких деяний в крупном размере (операции с цифровой валютой на сумму, эквивалентную 15 млн руб., в течение трех лет) предусматриваются:

  • штраф в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет;
  • принудительные работы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью ‎на срок до трех лет или без такового;
  • арест на срок до шести месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
Читать статью  Теханализ (Лайт) Криптовалюты BTC-USD

Если речь идет о незадекларированных криптоактивах в особо крупном размере (операции с цифровой валютой на сумму, эквивалентную 45 млн руб. и более, в течение трех лет) либо данные были скрыты умышленно группой лиц или через создание подставной компании, то наказание ужесточится:

  • это штраф в размере от 500 тыс. до 2 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период ‎от 18 месяцев до трех лет;
  • принудительные работы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового;
  • лишение свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Административные штрафы также предусмотрены за организацию незаконного оборота ЦФА и нарушение правил совершения сделок с криптоактивами:

  • для граждан — от 50 тыс. до 500 тыс. руб.;
  • для должностных лиц — от 100 тыс. до 1 млн руб. или дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года;
  • для юридических лиц — от 200 тыс. до 2 млн руб.

Если цифровая валюта использовалась в качестве средства платежа за товары, работы или услуги, то на граждан налагается штраф от 20 тыс. до 200 тыс. руб., на должностных лиц — от 50 тыс. до 400 тыс. руб., на юрлиц — от 100 тыс. до 1 млн руб. Во всех этих случаях цифровая валюта изымается.

Оправданна ли строгость наказания

В целом требование об отчетности об операциях с цифровой валютой и ее остатках представляется вполне логичным и приемлемым для фискальных целей, однако установление уголовной ответственности представляется чрезмерным и непропорциональным самому нарушению, говорит глава Российской ассоциации криптоэкономики, искусственного интеллекта и блокчейна Юрий Припачкин. По его мнению, в данном случае можно ограничиться мерами административной ответственности.

Физические лица также должны отчитываться перед налоговой службой о счетах в иностранных банках, уведомлять компетентные органы о наличии иностранного гражданства либо вида на жительство — за неисполнение этих требований предусмотрены штрафы или исполнительные работы, приводит пример руководитель направления «разрешение IT&IP-споров» юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Ярослав Шицле: «Поэтому уголовная ответственность за неисполнение обязанности по предоставлению отчетности об использовании криптокошелька в виде реального лишения свободы является достаточно жесткой мерой по сравнению с санкциями, применяемыми в перечисленных случаях».

Уголовное наказание за эти действия в принципе является чрезмерным в том числе ввиду того, что деяние не представляет собой общественной опасности, поддерживает данную точку зрения управляющий партнер санкт-петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин. Он напоминает, что на сегодняшний день российский УК не предусматривает уголовной ответственности за сам факт неуведомления налогоплательщиком налоговых органов о каких-либо сделках с имуществом или о проведенных операциях с валютой. Уголовное дело может быть возбуждено в случае неисполнения обязанности по уплате налогов и сборов. Появление подобных законодательных инициатив, по мнению Добрынина, связано с ростом числа преступлений с криптовалютой и желанием государства контролировать эту цифровую отрасль.

В западных странах нет подобных уголовных наказаний с лишением свободы за одно лишь несообщение государству о том, что являешься обладателем криптовалюты, говорит партнер юридической компании Taxology Михаил Успенский. «Уголовная ответственность вводится для крупных и особо крупных размеров. Но рынок криптовалют сильно волатилен и продолжает рост и укрепление», — указывает на еще одну опасность предлагаемых мер Успенский.

Юрист также обращает внимание на то, что поправки не предусматривают уголовную ответственность для серых криптообменников, через которые сейчас проводятся основные объемы теневого рынка, в том числе значительный поток денежных средств, направляемых на покупку запрещенных веществ в даркнете: «Уголовную ответственность к ним решено не применять, а основные риски уголовного преследования — переложить на рядовых владельцев криптоактивов. За незаконный обмен биткоинов не предусмотрена даже административная ответственность в отличие от штрафов за незаконный оборот ЦФА, которых еще нет в природе», — возмущается Успенский.

Источник https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2020/05/31/831545-kriptovalyuta-put-v-tyurmu

Источник https://pravo.ru/opinion/215852/

Источник https://www.rbc.ru/finances/12/11/2020/5fac09a99a794793ec51f92b

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.