Секретом производства признаются сведения

Содержание

Критерии нарушения прав на секрет производства

Секретом производства признаются сведения

К каждому из объектов интеллектуальной собственности или средств индивидуализации, закрепленных в Гражданском кодексе Российской Федерации
(далее – ГК РФ, Кодекс), применяются свои критерии, на основании которых можно сделать вывод о том, являются ли действия нарушением прав интеллектуальной собственности или нет.

Чтобы определить эти критерии предлагаю обратиться к четвертой части Кодекса, в которой для каждого из охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, в зависимости от особенностей этих объектов, предусмотрен свой набор способов их использования, относимых к исключительному праву.

При этом нарушением исключительного права, по общему правилу, является использование одним из способов, предусмотренных для конкретного объекта, совершенное без разрешения правообладателя.

Таким образом, для того, чтобы определить являются ли конкретные действия нарушением, необходимо сопоставить эти действия со способами использования, определенными для спорного объекта интеллектуальной собственности и установить было ли у предполагаемого нарушителя разрешение правообладателя.

В том случае если разрешения не было, то такие действия могут быть признаны нарушением исключительного права.

Так, например, для объектов авторского права предусмотрено, что запись произведения на электронном носителе, в том числе запись в память ЭВМ, считается воспроизведением, которое является одним способов использования произведения.

Стоит отметить, что программа для ЭВМ или, как предложило Минобрнауки называть ее, подготовив поправки в четвертую часть Кодекса, – «компьютерная программа», также является объектом авторского права и охраняется как литературное произведение.

При этом мы понимаем, что, так называемая, «пиратская» версия компьютерной программы подразумевает под собой, что она получена пользователем в обход защиты, установленной правообладателем и без его разрешения.

В данной связи, если такая нелицензионная версия компьютерной программы была загружена и хранится в памяти компьютера, то такие действия, являющиеся способом использования объекта интеллектуальной собственности, совершенные без разрешения правообладателя, могут быть признаны нарушением исключительного прав.

Для полезных моделей, являющихся объектами патентного права, имеются свои критерии.

Так, использованием полезной модели, считается, в частности ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использована полезная модель (подпункт 1 пункта 2 статьи 1358 ГК РФ).

При этом в силу абзаца второго пункта 3 статьи 1358 ГК РФ полезная модель признается использованной в продукте, если продукт содержит каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы полезной модели.

Таким образом, для признания действий, нарушающими права на полезную модель, должна быть установлена совокупность условий, например: ввоз на территорию Российской Федерации продукции, в которой содержится каждый признак полезной модели, приведенный в независимом пункте содержащейся в патенте формулы полезной модели.

Относительно вопроса использования товарного знака и критериев его незаконного использования я углубляться не буду, поскольку они у каждого на слуху, и лишь отмечу, что в силу пункта 3 статьи 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Теперь предлагаю рассмотреть как обстоят дела с критериями нарушений прав на секрет производства, и начну я, пожалуй, с определения, что же является секретом производства, который также принято называть ноу-хау.

При этом, что интересно, «ноу-хау» (от англ. know how — «знать, как») было впервые введено в обиход английской судебной практикой и изначально представляло собой выражение «to know how to do it» – знать, как это сделать. Впервые данный термин в знакомом нам виде «know how» был использован в американской судебной системе (дело «Дизенд против Д. Брауна» 1916 года).

Как следует из пункта 1 статьи 1465 ГК РФ, секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны.

Мы видим, что определение секрета производства, приведенное статье 1465 Кодекса, содержит достаточно общее понятие, не раскрывающее сути того, что это за объект, поскольку ноу-хау – это сведения, причем сведения любого характера. Причем важно, что к таким сведениям не обязательно должны относиться только результаты интеллектуальной деятельности.

При этом важными критериями охраноспособности секрета производства являются:

  • действительная или потенциальная коммерческая ценность сведений;
  • неизвестность сведений третьим лицам;
  • принятие правообладателем разумных мер для соблюдения конфиденциальности этих сведений.

Теперь, согласно приведенным выше примерам, касающимся способов использования произведения, полезной модели товарного знака, предлагаю проанализировать статью Кодекса, в которой изложены способы использования секрета производства.

В статье 1466 ГК РФ указано, что обладателю секрета производства принадлежит исключительное право использования его в соответствии со статьей 1229 данного Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на секрет производства), в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений.

И это все???

Если мы обратимся к статье 1270 ГК РФ, в которой определены способы использования объектов авторского права, то в ней содержится 11 подпунктов, посвященных этому вопросу, которые занимают больше страницы печатного текста. В то время как в случае с секретом производства это всего лишь две с половиной строчки.

Вместе с тем не стоит отчаиваться, поскольку если мы обратимся к пункту 1 статьи 1472 ГК РФ, в котором закреплена ответственность за нарушение исключительного права на секрет производства, то увидим, что нарушителем исключительного права на секрет производства может быть также признано лицо, которое неправомерно получило сведения, составляющие секрет производства, и разгласило или использовало эти сведения, а также лицо, обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства в соответствии с пунктом 2 статьи 1468, пунктом 3 статьи 1469 или пунктом 2 статьи 1470 настоящего Кодекса.

Таким образом, мы можем уточнить, что для признания действий, нарушающими исключительное право на секрет производства, необходима совокупность условий, а именно: неправомерное получение сведений, составляющих секрет производства, и их разглашение или использование без разрешения правообладателя, в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений.

При этом в пункте 2 статьи 1472 ГК РФ указано, что лицо, которое использовало секрет производства и не знало и не должно было знать о том, что его использование незаконно, в том числе в связи с тем, что оно получило доступ к секрету производства случайно или по ошибке, не несет ответственность в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Более того, в силу пункта 2 статьи 1466 ГК РФ лицо, ставшее добросовестно и независимо от других обладателей секрета производства обладателем сведений, составляющих содержание охраняемого секрета производства, приобретает самостоятельное исключительное право на этот секрет производства, и, следовательно, также не может быть признано нарушителем прав на ноу-хау.

Вместе с тем остается открытым вопрос, какие же все-таки критерии нарушения прав на секрет производства? Давайте попробуем разобраться на примере.

Допустим, компания «А» обладает производственными сведениями по приготовлению тонизирующего напитка, в частности рецептом и технологией его производства, которые использует при приготовлении.

На предприятии введен режим коммерческой тайны, обеспечивающий отсутствие доступа к этим сведениям третьих лиц.

При этом эти сведения получены компанией «А» в ходе самостоятельных разработок, что может свидетельствовать о неизвестности этих сведений третьим лицам.

На рынке тонизирующих напитков появляется аналогичный напиток, производителем которого является компания «Б». По заверениям компании «Б» их напиток по всем показателям не уступает, а в чем-то превосходит продукцию конкурентов.

Компания «А», проведя химический анализ и испытания напитка компании «Б», приходит к выводу, что по составу и результатам употребления напитки схожи, в связи с чем есть подозрение, что произошла утечка конфиденциальной информации с предприятия «А», и эта информация попала в руки конкурентов.

Правообладатель секрета производства начинает активную компанию по борьбе с нарушением, обращается с иском суд к компании «Б».

И вот, в ходе судебного разбирательства суд назначает экспертизу по делу, в рамках которой ставит перед экспертом вопрос: «Использован ли секрет производства компании «А» при производстве продукции компании «Б»?».

Эксперт начинает исследовать техническую документацию обеих компаний, присутствует при процессе производства на предприятиях, фиксирует показания приборов и пропорции ингредиентов, измеряет температуру, время и плотность, с рулеткой вымеряет длину шлангов, и простукивает цистерны на наличие скрытых полостей.

В итоге эксперт приходит к выводу, что часть сведений, составляющих секрет производства, использована при производстве напитка компании «Б», но у напитков отличается вкус у одного напитка вкус дыни, а у другого клубники, причем напиток компании «Б» обладает тонизирующим эффектом на 30 минут дольше, чем напиток компании «А», а также после его употребления исчезают веснушки.

Из чего мы можем заключить, что может, конечно, какая-то часть коммерчески ценной информации, знаний и умений, выраженная в виде технической документации, оборудования, необходимого для запуска производственного процесса, была использована компанией «Б», но насколько эта часть является существенной не ясно. Также не понятно является ли эта часть самостоятельным охраняемым объектом интеллектуальных прав на секрет производство, и можно ли в случае использования части говорить о нарушении права на секрет производства в целом.

Более того, я полагаю, что при рассмотрении такого рода споров, безусловно, должна даваться оценка не только сравнению секрета производства и спорной продукции или технологии производства этой продукции, но также сведениям, находящимся в открытом доступе, которые могли быть использованы обеими сторонами, в связи с чем вспоминается народная мудрость: «Не все то золото, что блестит», иными словами не вся та информация, что лежит в сейфе действительно является секретом. Хотя, безусловно, она будет являться секретом, но секретом Полишинеля.

Кроме того, в описанной мной ситуации действия компании «Б» можно было бы признать нарушением, только в том случае, если бы помимо прочего в суд были представлены прямые доказательства, подтверждающие факт, так называемого, коммерческого шпионажа, в ходе которого эти сведения, которые, действительно являются секретом, были бы похищены у компании «А».

При чем, что характерно, дел такой категории, в которой защищается секрет производства, крайне мало и остается только догадываться по какой причине. То ли потому что этот объект недостаточно изучен, то ли потому что нарушений с использованием секрета производства небольшое количество, в связи с тем, что правообладатели искусно хранят свои тайны.

Подводя итог этой статьи, я хотел бы сказать, что, к сожалению, в законодательстве, да чего греха таить, и в судебной практике остается большой пробел, касающийся критериев оценки факта нарушения / ненарушения прав на секрет производства.

Мне, как практикующему юристу не ясно, какие критерии или термины в этой связи применять: эквивалентные признаки, переработка, сходство до степени смешения, идентичность, может быть, что-то еще?

При чем, не буду скрывать у меня теплилась надежда, что Верховный Суд Российской Федерации каким-то образом затронет этот вопрос и даст свои разъяснения на этот счет в Постановлении Пленума от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации». Но, к сожалению этого не произошло.

В данной связи для меня вопрос критериев нарушения прав на секрет производства остается открытым и непонятным.

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/03/19/kriterii_narusheniya_prav_na_sekret_proizvodstva

Секрет производства (ноу-хау): правовой статус

Секретом производства признаются сведения

Денис Доротенко

Ведущий юрисконсульт ООО “ЯНДЕКС”

специально для ГАРАНТ.РУ

Настоящая колонка посвящена обзору секрета производства (известного также как ноу-хау) как результата интеллектуальной деятельности в понимании российского законодательства и в срезе российской судебной практики.

В статье рассматривается правовой статус секрета производства, отдельные аспекты режима коммерческой тайны в отношении такого объекта, особенности реализации права распоряжения им, ситуации, при которых у такого результата интеллектуальной деятельности могут быть несколько независимых правообладателей.

Периодически юридическому сообществу становится известно о судебных процессах в отношении информации, являющейся секретом производства (например, Постановление Суда по интеллектуальным правам от 16 ноября 2017 г. по делу № А33-28905/2016).

Иногда такие судебные споры становятся следствием перехода сотрудника из одной организации в другую, когда в связи с трудовой деятельностью на предыдущем месте работы ему стал известен секрет производства, в отношении которого был введен режим коммерческой тайны, а работник (например, ввиду недобросовестности или в корыстных целях) разгласил его коллегам на новом месте работы.

Поскольку для судебной практики секрет производства, как объект споров сторон, не такое частое явление и нередко возникают вопросы относительно его правового статуса, разграничения с понятием коммерческой тайны, целью данной колонки является освещение правового статуса секрета производства (ноу-хау) как результата интеллектуальной деятельности и его соотношение с коммерческой тайной.

Понятие секрета производства

Секрет производства как результат интеллектуальной деятельности знаком действующему российскому законодательству, что нашло свое закрепление в главе 75. “Право на секрет производства (ноу-хау)” Гражданского кодекса. Понятие секрета производства приведено в ст.

1465 ГК РФ следующим образом: “Секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны”.

Двойное именование обсуждаемой категории результатов интеллектуальной деятельности (как секрет производства, так и ноу-хау) объясняется тем, что ноу-хау – это результат калькирования в отечественное законодательство термина know-how из англо-саксонского права.

Дословно его можно перевести как “знать-как” (то есть под этим понимаются знания практического или технического характера, ставшие известными в результате опыта или исследования).

И в целях гармонизации отечественной нормативно-правовой базы праву иностранных государств (в том числе и для защиты отечественных обладателей секретов производства) было введено такое дополнительное обозначение к термину секрет производства.

В качестве сведений, составляющих секрет производства, В. Никитин выделяет следующие1:

  1. сведения о результатах научных исследований;
  2. техническая и технологическая документация;
  3. результаты опытов и испытаний;
  4. методики;
  5. материалы исследования применяемых технологий и технологических процессов;
  6. прогнозируемые оценки рыночной конъюнктуры;
  7. тенденции развития техники и технологий;
  8. сведения о поставщиках и покупателях;
  9. информация об условиях и ценах по договорам, которые заключаются или о заключении которых ведутся переговоры.

Этот перечень не является исчерпывающим, и в перечень таких сведений могут входить и иные сведения.

В качестве конкретных примеров секрета производства можно вспомнить процесс создания гидроизолирующего материала “Пенетрон”, химического состава напитка “Кока-Кола”, техническую документацию по блокам подготовки газа автоматический БПГА “Исток-1” (по последнему примеру см. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 19 января 2017 г. № Ф06-15816/2016 по делу № А65-7789/2016).

Однако не все такие сведения могут быть признаны секретом производства. Пункт 2 ст. 1465 ГК РФ определяет, что секретом производства не могут быть признаны сведения, обязательность раскрытия которых либо недопустимость ограничения доступа к которым установлена законом или иным правовым актом.

Правовая охрана секрета производства (ноу-хау)

Правовая охрана секрета производства выражается в том, что секрет производства признается законодательством самостоятельным результатом интеллектуальной деятельности, в виду чего обладателю секрета производства принадлежит исключительное право его использования и распоряжения любым не противоречащим закону способом, в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений (см. п. 1 ст. 1466 ГК РФ).

Ввиду этого, если лицо неправомерным образом получит информацию, представляющее собой секрет производства ее обладателя, и это станет причиной нарушения исключительного права такого обладателя, последний будет вправе защищать свои нарушенные права всеми допустимыми с точки зрения закона средствами, добиваясь устранения такого нарушения.

Однако если лицо добросовестно и независимо от других обладателей секрета производства стало обладателем сведений, составляющих содержание охраняемого секрета производства, такое лицо приобретает самостоятельное исключительное право на этот секрет производства (п. 2 ст. 1466 ГК РФ).

Такая норма позволяет сделать вывод о том, что у секрета производства может быть несколько независимых обладателей, если каждый из них правомерно и отдельно от других смог в силу опыта, знаний либо исследований достигнуть того информационного результата, который представляет собой соответствующий секрет производства.

В то же время, наличие этой нормы позволяет говорить о том, что законодатель, в целях развития и стимулирования инноваций и конкуренции (в первую очередь, в промышленной сфере деятельности), тем самым позволяет различным лицам получить правовую охрану на один и тот же, по сути, секрет производства.

При этом, законодательно определено, что правовая охрана в отношении секрета производства (в виде предоставления его обладателю в отношении него исключительного права на секрет производства) действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих его содержание (ст. 1467 ГК РФ). Как только конфиденциальность сведений, составляющих секрет производства, утрачивается, исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей. При этом если обладатель такого секрета производства пожелает прекратить его правовую охрану путем правомерного раскрытия конфиденциальной информации, составляющей секрет производства, законодательно он не обязан уведомлять иных обладателей такого секрета производства о своем решении и наступающих вследствие этого правовых последствиях и тем более согласовывать с ними такие свои действия.

Сведения могут считаться конфиденциальными, если в отношении них введен режим коммерческой тайны. Этот вывод сделан на основании п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г.

№ 29 “О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации”, который изложен следующим образом: “Секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны”.

Соответственно, чтобы обладатель информации мог считать такую информацию своим секретом производства, он должен принять все необходимые меры, чтобы в отношении такой информации действовал режим коммерческой тайны, который предусмотрен положениями Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ “О коммерческой тайне”. При отсутствии режима коммерческой тайны лицензионный договор на секрет производства может быть признан незаключенным (см. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 августа 2017 г. по делу № А40-137995/2016).

Как верно отмечает П. Гулидов2, указанный федеральный закон не предусматривает определенного способа прекращения режима коммерческой тайны в отношении информации конфиденциального характера.

Также ни этот закон, ни положения ГК РФ не предусматривают исключений для восстановления режима правовой охраны секрета производства, если действия по разглашению такой информации носили неправомерный характер.

Поэтому если представить ситуацию, в соответствии с которой в ходе открытого судебного разбирательства будет установлено, что разглашение лицом сведений, составляющих содержание секрета производства, было незаконным и данное лицо будет привлечено к ответственности за разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, исключительное право на такой секрет производства все равно можно считать прекращенным уже по тому основанию, что указанные сведения стали известны неопределенному кругу лиц.

Распоряжение правами на секрет производства

Помимо такого своеобразного вида распоряжения исключительным правом на секрет производства, как совершение действий по раскрытию сведений, составляющих его содержание (то есть досрочное прекращение исключительного права), обладатели вправе также передать (произвести отчуждение) исключительное право на секрет производства в полном объеме другой стороне (ст. 1467 ГК РФ) или предоставить другой стороне право использования (лицензию) соответствующего секрета производства в установленных договором пределах (ст. 1468 ГК РФ).

И если в отношении отчуждения исключительного права следует, главным образом, иметь в виду положения п. 2 ст.

1467 ГК РФ, согласно которым при отчуждении исключительного права на секрет производства лицо, распорядившееся своим правом, обязано сохранять конфиденциальность секрета производства до прекращения действия исключительного права на секрет производства (то есть чтобы прежний обладатель исключительного права, после получения вознаграждения за секрет производства, не обнулил коммерческую ценность переданного секрета производства путем разглашения его содержания, и тем самым лишил выгоды нового обладателя), то про лицензионный договор можно рассуждать более подробно.

Лицензионный договор на ноу-хау

Как и в случае с отчуждением исключительного права на секрет производства, к отношениям сторон по лицензионному договору также применимы ограничения относительно разглашения информации. Так, согласно ст.

1469 ГК РФ, лица, получившие соответствующие права по лицензионному договору, обязаны сохранять конфиденциальность секрета производства до прекращения действия исключительного права на секрет производства.

Это объясняется той же необходимостью сохранить коммерческую ценность секрета производства в случаях, когда лицензиат перестал быть связан условиями такого лицензионного договора.

И чтобы у него не было соблазна раскрыть сведения, составляющие секрет производства, по истечении срока действия договора (и тем самым причинить вред действующим обладателям такой информации), полагаем, на этот случай и предусмотрено данное законодательное ограничение.

https://www.youtube.com/watch?v=ShRpwtDiQdU

Если говорить про срок действия лицензионного договора, то ГК РФ не устанавливает определенные требования к нему. Лицензионный договор может быть заключен как с указанием, так и без указания срока его действия.

Однако если срок в договоре не конкретизирован, то за каждой из сторон законодательно закреплено право на односторонний отказ от договора с обязательным условием предварительного предупреждения другой стороны об этом в срок не позднее, чем за 6 месяцев до даты вступления такого отказа в силу (ст. 1469 ГК РФ).

При этом, стороны вправе закрепить в договоре иной, более длительный срок такого предварительного уведомления.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/dorotenko/1186956/

Гражданский кодекс РФ Часть 4

Секретом производства признаются сведения

(в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

1.

Секретом производства (ноу-хау) признаютсясведения любого характера (производственные,технические, экономические, организационные идругие) о результатах интеллектуальнойдеятельности в научно-технической сфере и оспособах осуществления профессиональнойдеятельности, имеющие действительную илипотенциальную коммерческую ценность вследствиенеизвестности их третьим лицам, если к такимсведениям у третьих лиц нет свободного доступана законном основании и обладатель такихсведений принимает разумные меры для соблюденияих конфиденциальности, в том числе путемвведения режима коммерческой тайны.

2. Секретом производства не могут быть признанысведения, обязательность раскрытия которых либонедопустимость ограничения доступа к которымустановлена законом или иным правовым актом.

Статья 1466. Исключительное право насекрет производства

1.

Обладателю секрета производства принадлежитисключительное право использования его всоответствии со статьей 1229настоящего Кодекса любым не противоречащимзакону способом (исключительное право на секретпроизводства), в том числе при изготовленииизделий и реализации экономических иорганизационных решений. Обладатель секретапроизводства может распоряжаться указаннымисключительным правом.

2. Лицо, ставшее добросовестно и независимо отдругих обладателей секрета производстваобладателем сведений, составляющих содержаниеохраняемого секрета производства, приобретаетсамостоятельное исключительное право на этотсекрет производства.

Статья 1467. Действие исключительногоправа на секрет производства

Исключительное право на секрет производствадействует до тех пор, пока сохраняетсяконфиденциальность сведений, составляющих егосодержание. С момента утраты конфиденциальностисоответствующих сведений исключительное правона секрет производства прекращается у всехправообладателей.

Статья 1468. Договор об отчужденииисключительного права на секрет производства

1.

По договору об отчуждении исключительногоправа на секрет производства одна сторона(правообладатель) передает или обязуетсяпередать принадлежащее ей исключительное правона секрет производства в полном объеме другойстороне – приобретателю исключительного права наэтот секрет производства.

2. При отчуждении исключительного права насекрет производства лицо, распорядившееся своимправом, обязано сохранять конфиденциальностьсекрета производства до прекращения действияисключительного права на секрет производства.

Статья 1469. Лицензионный договор опредоставлении права использования секретапроизводства

1.

По лицензионному договору одна сторона -обладатель исключительного права на секретпроизводства (лицензиар) предоставляет илиобязуется предоставить другой стороне(лицензиату) право использованиясоответствующего секрета производства вустановленных договором пределах.

2. Лицензионный договор может быть заключен какс указанием, так и без указания срока егодействия. В случае, когда срок, на которыйзаключен лицензионный договор, не указан в этомдоговоре, любая из сторон вправе в любое времяотказаться от договора, предупредив об этомдругую сторону не позднее чем за шесть месяцев,если договором не предусмотрен более длительныйсрок.

3. При предоставлении права использованиясекрета производства лицо, распорядившеесясвоим правом, обязано сохранятьконфиденциальность секрета производства втечение всего срока действия лицензионногодоговора.

Лица, получившие соответствующие права полицензионному договору, обязаны сохранятьконфиденциальность секрета производства допрекращения действия исключительного права насекрет производства.

Статья 1470. Служебный секретпроизводства

1.

Исключительное право на секрет производства,созданный работником в связи с выполнением своихтрудовых обязанностей или конкретного заданияработодателя (служебный секрет производства),принадлежит работодателю.

2. Гражданин, которому в связи с выполнениемсвоих трудовых обязанностей или конкретногозадания работодателя стал известен секретпроизводства, обязан сохранятьконфиденциальность полученных сведений допрекращения действия исключительного права насекрет производства.

Статья 1471. Секрет производства,полученный при выполнении работ по договору

В случае, когда секрет производства получен привыполнении договора подряда, договора навыполнение научно-исследовательских,опытно-конструкторских или технологическихработ либо по государственному илимуниципальному контракту для государственныхили муниципальных нужд, исключительное право натакой секрет производства принадлежитподрядчику (исполнителю), если соответствующимдоговором (государственным или муниципальнымконтрактом) не предусмотрено иное.

Часть вторая утратила силу с 1 октября 2014 года. -Федеральный закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ.

Статья 1472. Ответственность занарушение исключительного права на секретпроизводства

1.

Нарушитель исключительного права на секретпроизводства, в том числе лицо, котороенеправомерно получило сведения, составляющиесекрет производства, и разгласило илииспользовало эти сведения, а также лицо,обязанное сохранять конфиденциальность секретапроизводства в соответствии с пунктом 2статьи 1468, пунктом 3 статьи 1469 илипунктом 2 статьи 1470 настоящего Кодекса, обязановозместить убытки, причиненные нарушениемисключительного права на секрет производства,если иная ответственность не предусмотреназаконом или договором с этим лицом.

2. Лицо, которое использовало секретпроизводства и не знало и не должно было знать отом, что его использование незаконно, в том числев связи с тем, что оно получило доступ к секретупроизводства случайно или по ошибке, не несетответственность в соответствии с пунктом 1настоящей статьи. .

Источник: https://elementy.ru/LIBRARY/GK4_1465-1472.htm

Правовой режим сведений, составляющих секрет производства. Меры соблюдения их конфиденциальности

Секретом производства признаются сведения

Секрет производства широко применяется предпринимателями в самых разных сферах и может дать некоторое преимущество перед конкурентами. Бремя защиты сведений, являющихся ноу-хау, в первую очередь, лежит на правообладателе. В этой связи следует знать, что необходимо для признания информации ноу-хау и какие меры могут быть предприняты и считаются достаточными для его дальнейшей защиты.

В соответствии со статьей 1465 ГК РФ ноу-хау признаются сведения любого характера – производственные, технические, экономические, организационные и другие о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам. 

При этом к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель сведений принимает раз-умные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны. Из такого определения следует не-сколько выводов о том, что такое ноу-хау и что необходимо для обладания им:

В первую очередь, это сама информация или, по-другому, сведения, из любой области и любого характера – от рецепта приготовления блюда до способа использования химических веществ или схемы механизма.

Так, Определением Верховного Суда РФ от 02.03.2018 г. № 304-КГ 18-92 ноу-хау был признан способ производства продукции, в частности, способ пошива. Так как товар попадает на реализацию в готовом виде, полностью пригодным для использования, способы изготовления данного товара (пошив, обработка материалов и иное) остаются закрытой для потребителей информацией.

В другом постановлении содержится информация о признании в качестве ноу-хау совершенно различных сведений. Так лицензиат попытался оспорить лицензионный договор, заключенный с туристическим агентством.

Он полагал, что позиции, указанные в договоре, не имеют отношения к ноу-хау, так как такие сведения находятся в свободном доступе. В договоре в качестве секрета производства было указано следующее:

  • двухдневная стажировка, включающая обучение обработки входящих заявок, обучение продажам в офисе, работе с CRM-системой и обучение туристическим продуктам и нюансам туристической деятельности;
  • инструкция по подбору подходящего офиса;
  • дизайнерские решения для оформления офиса (Брендбук) (доступ свободный);
  • список необходимой мебели, организационной техники с рекомендованными ценами; содействие по заключению договоров с банками-партнерами, выраженное в предоставлении лицензиату списка банков-партнеров;
  • создание серии одностраничных сайтов в сети интернет, направленных на продвижение услуг лицензиата в городе по адресу места нахождения истца;
  • настройка в сети Интернет контекстной рекламы;
  • передача инструкций и необходимых макетов для оффлайн продвижения (продвижения услуг на рынке без использования сети Интернет);
  • подробные инструкции по найму персонала;
  • должностные инструкции для всех категорий сотрудников; подробные инструкции по созданию продающей группы в социальных сетях;
  • серия созданных истцом вебинаров для дистанционного обучения его сотрудников;
  • дистанционное внедрение CRM- системы;
  • размещение информации об офисе истца на главном сайте истца;
  • организация потока потенциальных кандидатов для собеседований.

Суд же указал, что данные сведения являются секретом производства предпринимательской деятельности в сфере оказания туристических услуг и имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность при оказании туристических услуг.

Таким образом сведения, относимые законодательством и практикой к «ноу-хау», являются достаточно обширными.

Во-вторых, сведения должны иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность, иными словами представлять коммерческий интерес для третьих лиц.

В-третьих, сведения не должны быть доступны третьим лицам, а наоборот, должны быть закрытыми для всех посторонних.

И последнее, обладатель таких сведений, должен соблюдать меры, направленные на сохранение их в тайне.

При соблюдении всех этих требований на сведения распространяется законодательство о ноу-хау, а обладатель ноу-хау получается на него исключительное право.

Исключительное право по своей сути можно представить как полную монополию его обладателя.

И в данном случае, если вникнуть в суть понятий, которые дает законодатель и доктрина, можно увидеть возможность для рассуждений о правильности или неправильности отнесения ноу-хау к сфере интеллектуальной собственности.

Ноу-хау» – это такие сведения, которые неизвестны третьим лицам. Однако лицо, ставшее их обладателем добросовестно и независимо от других обладателей, приобретает самостоятельное исключительное право на этот секрет производства.

Таким об-разом, может существовать несколько правообладателей, имеющих одинаковые сведения собственное исключительное право.

В связи с этим возникает ситуация, когда право, в некотором смысле, раздваивается, а монополия де-факто перестает быть монополией.

Здесь видится возможность столкновения интересов разных правообладателей и отсутствие возможности осуществить реальную защиту своего права, так как оно принадлежит сразу нескольким лицам.

Раскрытие сведений, составляющих ноу-хау одним правообладателем, влечет как таковое прекращение права на ноу-хау другого правообладателя.

В таком случае отсутствует реальная возможность защитить свое право, так как нарушителя нет, но есть правообладатель, который распорядился своим правом на секрет производства путем его разглашения.

Кроме того, если говорить о правовой охране ноу-хау, мы также увидим особый режим, отличный от режима охраны исключительных прав. В целях защиты исключительных прав создается монополия для запрета использования объекта интеллектуальной собственности всеми третьими лицами.

В случае же с правом на ноу-хау, создается запрет на сам доступ к объекту. При чем создается данный запрет не законодательно, а путем применения мер по охране самим правообладателем.

В связи с этим защита такого объекта осуществляется особым способом и существенно отличается от защиты иных объектов интеллектуальной собственности.

Это принципиально важный вопрос, который волнует каждого, кто имеет отношение к предпринимательской деятельности. Право для предпринимателя это, в первую очередь, возможность защитить свой труд.

Меры соблюдения конфиденциальности

Законодатель указывает на то, что правообладатель должен принимать разумные меры для соблюдения конфиденциальности сведений, в том числе путем введения режима коммерческой тайны.

Для начала стоит остановиться на том, что такое режим коммерческой тайны.

Коммерческая тайна – режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке или получить иную коммерческую выгоду. Информация, составляющая коммерческую тайну, и есть ноу-хау. Кроме дефиниции коммерческой тайны законодатель раскрывает и меры по охране таких сведений. В их число входят:

  • определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;
  • ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;
  • учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана;
  • регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;
  • нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц – полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей – фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).

Кроме вышеперечисленных мер, необходимо также уведомить сотрудников о режиме коммерческой тайны и заключить с ними соглашение о конфиденциальности. В таком случае, при разглашении сведений составляющих коммерческую тайну работника ждет как дисциплинарная ответственность вплоть до увольнения, так и полная материальная ответственность.

В отношениях с иными субъектами предпринимательской деятельности при взаимодействии по поводу секрета производства также следует заключать соглашение о неразглашении конфиденциальной информации, указывая ответственность, которая наступит в случае нарушения такого соглашения.

В соответствии с законом нарушитель исключительного права на секрет производства, в том числе лицо, которое неправомерно получило сведения, составляющие секрет производства, и разгласило или использовало эти сведения, а также лицо, обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства, обязано возместить убытки, причиненные нарушением исключительного права на секрет производства, если иная ответственность не предусмотрена законом или договором с этим лицом.

Кроме такой меры как установление режима коммерческой тайны можно также воспользоваться мерами технической защиты: криптографические методы защиты, идентификация по электронной подписи, шифрование данных, использование ключей доступа к данным.

Ранее законодательно был установлен только один метод защиты ноу-хау. Это установление режима коммерческой тайны. Сегодня способы защиты правообладатель может устанавливать на свое усмотрение, главное, чтобы таких мер было достаточно для того, чтобы признавать какие-либо сведения ноу-хау.

Меры по защите являются достаточными в случае, если исключается доступ к такой информации без согласия обладателя и обеспечивается возможность ее использования третьими лицами, которым предоставлено право такого использования без нарушения секретности.

На сегодняшний день ноу-хау является ценным нематериальным активом. Если сравнивать ноу-хау с иными объектами интеллектуальной собственности, можно выделить достаточно преимуществ

Так, в Постановление Суда по интеллектуальным правам от 11.10.2018 г.

№ С01-808/2018 по делу № А56- 53278/2017 указано, что отсутствие грифа «Коммерческая тайна» на регламенте по изготовлению и контролю вакцины, которая является спорным объектом, свидетельствует о том, что правообладателем не созданы необходимые условия для соблюдения режима коммерческой тайны в отношении сведений, составляющих секрет производства, хотя именно в этом регламенте содержится информация, составляющая ноу-хау.

На сегодняшний день ноу-хау является ценным нематериальным активом. Если сравнивать ноу-хау с иными объектами интеллектуальной собственности, можно выделить достаточно преимуществ. В первую очередь это возможность сохранить любую информацию в тайне.

Законодатель довольно широко обозначил понятие ноу-хау, что позволяет причислять к этому объекту практически любые сведения. В случае же с патентованием каких-то технических решений в виде изобретений придется доказать их новизну, и, кроме того, пройти длительную процедуру регистрации.

В процессе регистрации сведения, составляющие такое техническое решение, разглашаются, они помещаются в открытые реестры, доступ к которым не ограничен.

Подводя итог следует отметить, что ноу-хау составляет большую ценность для правообладателя, но только в том случае, если он предпринимает все необходимые и разумные меры по его охране, так как в противном случае, теряется как ценность объекта, так и сам объект.

Источник: «Директор по безопасности»

Источник: https://legal-support.ru/information/publications/pravovoi-rezhim-svedenii-sostavlyaushhih-sekret-proizvodstva-mery-sobludeniya-ih-konfidencialnosti/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.