Проблемы правосубъектности индивидуального предпринимателя

Проблемы гражданско-правового статуса индивидуального предпринимателя

Проблемы правосубъектности индивидуального предпринимателя

студентка 2 курса специальности

«Юриспруденция» ВИУ

ПРОБЛЕМЫ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО СТАТУСА ИНДИВИДУ­АЛЬНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

Сложности анализа гражданско-правового статуса индивидуального предпринимателя состоят в двойственности его положения – как обычного фи­зического лица и как субъекта предпринимательской деятельности.

Это связано с закреплением в ГК РФ нормы о том, что к предпринимательской деятельно­сти граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяют­ся правила, которые регулируют деятельность коммерческих организаций (п. 3 ст. 23). В научной юридической литературе данная правовая аналогия нередко подвергалась критике.

Само по себе регулирование отношений путем примене­ния аналогии способно порождать разнообразную судебную практику и дает простор для возможности субъективного применения одних правовых норм в ущерб другим.

С древности определяющим элементом положения личности в государст­ве является гражданство (подданство). Поэтому гражданство рассматривается в качестве «исходного начала формирования правового положения человека, кон­ституционных основ его статуса»[1].

Но вряд ли гражданство следует рассмат­ривать как элемент правового статуса индивидуального предпринимателя. В этом случае институт гражданства не является определяющим, т. к. ст.

34 Кон­ституции РФ предоставляет право осуществления предпринимательской дея­тельностью «каждому», а не только гражданам РФ.

Центральное место в содержании гражданско-правового статуса индиви­дуального предпринимателя принадлежит гражданским правам и обязанностям, определение которых в конкретном правоотношении зависит от характера дан­ного правоотношения, от того, связано ли оно с предпринимательской деятельностью гражданина-предпринимателя.[2] Например, в соответствии с п. 3 ст. 809 ГК РФ заключенный между гражданами денежный договор займа на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного законом минимального

размера оплаты труда, предполагается беспроцентным, если он не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон.

Важным элементом гражданско-правового статуса индивидуального предпринимателя выступает правосубъектность.[3] Разграничить правоспособ­ность и дееспособность можно только в отношении физических лиц, не являю­щихся индивидуальными предпринимателями (ст. ст. 17, 21 ГК РФ).

В отноше­нии юридических лиц провести такую грань не представляется возможным, т. к. организации могут быть носителями прав и обязанностей только с момента их государственной регистрации, то есть правоспособность и дееспособность воз­никают у юридических лиц одновременно.

В силу двойственности правового статуса индивидуальных предпринима­телей вопрос о правоспособности и дееспособности, о моментах их возникно­вения и прекращения становится проблемным. Различают два вида правосубъ­ектности физических лиц:

–  правосубъектность в отношениях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности;

–  предпринимательскую правосубъектность.

Возможность осуществления гражданином предпринимательской дея­тельности связывается с фактом государственной регистрации, поэтому при ха­рактеристике возможности гражданина быть субъектом предпринимательских отношений следует говорить о его предпринимательской правосубъектности (по аналогии с юридическими лицами).

Так как индивидуальный предприниматель по своей природе остаётся физическим лицом, он, в отличие от обычных граждан, обладает одновременно:

–  правоспособностью и дееспособностью в отношении действий, не связанных с предпринимательской деятельностью;

–  правосубъектностью в отношении предпринимательской деятельно­сти.

Поэтому содержание правосубъектности гражданина, зарегистрированного в качестве индивидуального предпринимателя, шире, чем содержание правоспо­собности обычного гражданина.

Право заниматься предпринимательской деятельностью вмещает в свое содержание значительную часть возможностей, перечисленных в ст. 18 ГК РФ, т. е. быть собственником, заключать договоры, быть субъектом исключитель­ных прав на результаты интеллектуальной деятельности и т. д.

Так же как и коммерческие юридические лица, индивидуальный предприниматель имеет право: открыть расчетный счет в банковском учреждении; иметь свой товарный знак; заключать сделки и подписывать хозяйственные договоры; получать бан­ковский кредит; самостоятельно платить налоги; быть истцом и ответчиком в суде по имущественным спорам с юридическими лицами; использовать наем­ный труд других граждан на основе договоров подряда и т. п.

Спорным в литературе остается вопрос о характере правоспособности ин­дивидуальных предпринимателей.

Одни авторы считают, что правоспособность является специальной,[4] другие, учитывая, что в ГК РФ отсутствуют особые правила, касающиеся правоспособности граждан-предпринимателей, делают вывод о том, что её характер определяется на основе общих правил о правоспо­собности граждан, которая является универсальной.
[5] Поэтому чтобы разрешить данную проблему необходимо учитывать факт наличия у предпринимателя од­новременно двух видов правосубъектности. Относительно правоспособности совершать действия, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, можно утверждать, что она является универсальной.

Предприни­мательская же правосубъектность индивидуального предпринимателя может быть ограничена путем установления правила о её специальном характере. Но вряд ли установление правила о специальной предпринимательской правосубъ­ектности соответствует принципу гражданского права о равенстве субъектов гражданского оборота, если учесть то, что в ГК РФ закреплен общий характер правосубъектности большинства коммерческих организаций.[6]

Необходимо иметь ввиду, что по своим обязательствам гражданин-предприниматель отвечает как физическое лицо всем своим имуществом, дви­жимым и недвижимым, за исключением списка вещей, указанного в ст. 446 ГПК РФ. По мнению некоторых авторов, это обстоятельство является залогом того, что предприниматель будет использовать весь свой интеллектуальный и

физический потенциал для эффективной предпринимательской деятельности.

Ответственность за неисполнение гражданином-предпринимателем своих обязательств, вытекающих из коммерческой деятельности, наступает по прави­лам, установленным в п. 3 ст.

401 ГК РФ: лицо, не исполнившее или ненадле­жащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринима­тельской деятельности, несёт ответственность, если не докажет, что надлежа­щее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы. Не­преодолимая сила, т. е.

чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, яв­ляется единственным основанием освобождения от ответственности.

Возможность признания гражданина, занимающегося предприниматель­ской деятельностью без образования юридического лица, несостоятельным предусмотрен ст. 25 ГК РФ и главой X Федерального закона РФ «О несостоя­тельности (банкротстве)» от 01.01.01 г. (далее ФЗ «О несостоятельно­сти»).

Установление возможности признания банкротом не только индиви­дуального предпринимателя, но и гражданина, не занимающегося предприни­мательской деятельностью, делает ещё более актуальным разрешение проблем двойственного правового статуса индивидуальных предпринимателей.

Структура ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» прежде всего главы X, подтверждает то, что по своему статусу инди­видуальный предприниматель является гражданином.

Ст. 25 ГК РФ считает основанием признания индивидуального предпри­нимателя банкротом его неспособность удовлетворить требования кредиторов, причем во внимание принимают только требования, связанные с предпринимательской деятельностью.

Статья 214 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» уточняет основания признания инди­видуального предпринимателя банкротом, указывая на то, что требование должно быть основано на денежном обязательстве и (или) связано с обязанностью уплачивать обязательные платежи, при этом соответствующие обязатель­ства не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и если сумма его обязательств превышает стоимость принад­лежащего ему имущества. Требования же по обязательствам, не связанным с предпринимательской деятельностью, сохраняют силу и могут быть заявлены и после завершения процедуры банкротства. Признание банкротом гражданина, занимающегося предпринимательской деятельностью без образования юриди­ческого лица, влечет за собой утрату его государственной регистрации в таком качестве и невозможность подобной регистрации в течение года, т. е. временное прекращение его предпринимательской правосубъектности, что не означает прекращения его гражданской правоспособности, не препятствует ему заклю­чать сделки, связанные с предпринимательской деятельностью.

Особенность последствий признания банкротом индивидуального предпринимателя, в отличие от последствий банкротства юридического лица, со­стоит в том, что кредиторы по обязательствам, не связанным с предпринима­тельской деятельностью, которые не предъявили свои требования до признания его банкротом, сохраняют право на их предъявление и после завершения про­цедуры банкротства.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что большинство про­блем гражданско-правового статуса индивидуальных предпринимателей ещё предстоит разрешить в цивилистической теории, но, прежде всего в законода­тельстве и судебной практике.

Разработка и совершенствование мер по разви­тию индивидуального предпринимательства должны стать первостепенной задачей в современных экономических условиях в Российской Федерации. Но надо отметить то, что работа в этом направлении уже ведется.

Различного рода противоречия в определении правового положения индивидуальных предпри­нимателей, по мнению некоторых авторов, с которым я соглашусь, можно было бы разрешить принятием Закона об индивидуальных предпринимателях, со­держащего положения о характере их правосубъектности.

Источник: https://pandia.ru/text/77/32/16979.php

Проблемы правосубъектности индивидуальных предпринимателей

Проблемы правосубъектности индивидуального предпринимателя

Максименко Светлана Тимофеевна, кандидат юридических наук, профессор кафедры прав человека и конституционного правосудия Саратовской государственной академии права.

Ермолова Ольга Николаевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права Саратовской государственной академии права.

Обращаясь к вопросу о правосубъектности индивидуальных предпринимателей, следует иметь в виду, что в отечественном законодательстве не четко решен вопрос о том, с какого возраста гражданин может стать индивидуальным предпринимателем. Специальной нормы на этот счет нет, а потому ученые исходят из общих правил о дееспособности граждан.

Как правило, делается вывод, что гражданин может стать индивидуальным предпринимателем, т.е.

вести самостоятельную осуществляемую на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, с момента возникновения дееспособности в полном объеме, т.е. с 18 лет.

А поскольку логика рассуждения обусловлена наличием у лица полной дееспособности, то также учитывается возможность ее возникновения, помимо достижения 18-летнего возраста, – случаи вступления в брак до достижения 18 лет, когда это допускается законом (п. 2 ст. 21 ГК РФ), и эмансипация несовершеннолетнего (ст. 27 ГК РФ).

Согласно другой норме Кодекса на момент достижения 16 лет несовершеннолетний может уже активно заниматься предпринимательской деятельностью с согласия родителей, усыновителей и попечителей. Это следует из ст. 27 ГК РФ.

И если трудовым законодательством установлен возраст, по достижении которого граждане вправе работать по трудовому договору, то в Федеральном законе от 8 августа 2001 г. (в ред. от 1 декабря 2007 г.

) “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей” ограничение по возрасту для потенциальных предпринимателей не установлено. В результате нами были выявлены случаи государственной регистрации лиц, не достигших 14 лет.

СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1).

В соответствии с подп. “з” п. 1 ст. 22.

1 Закона “О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей” при государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в регистрирующий орган представляется в числе прочих документов нотариально удостоверенное согласие родителей, усыновителей или попечителя на осуществление предпринимательской деятельности физическим лицом в случае, если оно является несовершеннолетним.

Возникает вопрос: получив нотариально заверенное согласие родителей на занятие предпринимательской деятельностью (в соответствии с Законом о регистрации), должен ли несовершеннолетний предприниматель иметь письменное согласие на совершение всякой отдельной сделки (в соответствии с ГК), которую он будет совершать в статусе предпринимателя? Следуя логике, вопрос может быть решен как в пользу необходимости такого согласия, ибо, устанавливая такой порядок в отношении отдельных сделок, законодатель имеет в виду обеспечение интересов несовершеннолетнего в каждом конкретном случае, так и против, поскольку представитель, давая согласие на предпринимательскую деятельность, тем самым заранее соглашается на совершение всех сделок в рамках предпринимательства. Практика правоприменения идет по второму пути. Но такое предварительное согласие не сможет обеспечить интересы несовершеннолетнего в каждом конкретном случае, а необходимость давать согласие на каждую сделку серьезно затруднит эту деятельность. Если же мы учтем, что предприниматель осуществляет деятельность на свой риск и в соответствии с п. 3 ст. 26 ГК несовершеннолетние сами отвечают по своим сделкам, станет очевидно, что нельзя разрешать заниматься предпринимательством малолетним, пусть и с согласия родителей, поскольку систематическая предпринимательская деятельность и совершение отдельных сделок не одно и то же.

Несовершеннолетнее лицо психологически не готово нести ответственность за систематически совершаемые сделки, связанные с осуществлением бизнеса.

Законодатель не случайно ограничил дееспособность этих лиц возможностью совершения мелких бытовых сделок и распоряжения своим заработком. Нельзя уравнять внесение вклада в кредитное учреждение (п. 2 ст.

26 ГК РФ) и получение в нем кредита на занятие предпринимательством, рассматривая их с позиции дееспособности несовершеннолетних.

К этому можно добавить еще один довод. Если согласие родителей призвано защитить интересы несовершеннолетних, то кто позаботится об интересах их партнеров, контрагентов, заключающих сделки с данным лицом? Нельзя исключать возможности признания сделки недействительной на основании ст. 175 ГК РФ, согласно же ст. 171 ГК РФ сделка изначально порочна.

Но и тут законодатель не мог не оставить “лазейку”: в интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

Остается только развести руками: ну разве получение прибыли не есть выгода? Или разве родители не будут настаивать на действительности сделки, совершаемой, как правило, ими же вместо их чада – малолетнего предпринимателя? Запутанность законодательства о регистрации, отсутствие четких возрастных ограничений, низкий уровень договорной работы приводят к тому, что предприниматели заключают договоры с подобными “представителями” предпринимателя (лицами, реально осуществляющими предпринимательскую деятельность, а не номинальными в бизнесе фигурами их родственников).

Рассуждения многих авторов по данному вопросу часто сводят предпринимательскую деятельность к обычным гражданско-правовым сделкам, что обедняет, а то и вовсе выхолащивает содержание этой категории.

То, что приемлемо для отдельной, совершаемой от случая к случаю сделке, неприемлемо для самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли.

В рамках такой деятельности возникают гражданско-правовые отношения по пользованию имуществом, продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг. Но предпринимательскую деятельность нельзя свести к совокупности имущественных отношений.

Ее начало и прекращение невозможно без четко урегулированных организационных отношений (регистрация, лицензирование, техническое регулирование), а осуществление протекает в жестких рамках налоговых отношений.

Если же индивидуальный предприниматель участвует во внешнеэкономической деятельности, то отделить ее от таможенных, валютных и иных правил также невозможно. Иными словами, предпринимательство – это сложный комплекс отношений, регулируемых различными отраслями права, представляющий собой важнейший способ хозяйствования в обществе с рыночной экономикой. Поэтому проблема предпринимательской правосубъектности не может быть решена только на основании толкования норм ГК о дееспособности граждан.

Мы считаем пробелом законодательства отсутствие в нем указания на возраст. Законодатель должен установить возраст, с которого гражданин может заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью. Полагаем, что оптимальным было бы закрепление этого права граждан с 16 лет. Подобно тому, как в п. 2 ст.

26 ГК РФ установлено, что “по достижении шестнадцати лет несовершеннолетние также вправе быть членами кооперативов”, в этой же статье должно быть указано и на право лица самостоятельно заниматься предпринимательской деятельностью по достижении 16 лет.

Такой возраст соответствует и уголовному, и административному, и трудовому законодательству.

Кроме того, Гражданский кодекс должен содержать положение, аналогичное п. 2 ст. 21, о том, что, если гражданин зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя до достижения 18 лет, он приобретает дееспособность в полном объеме.

В Законе о регистрации нет указаний на то, как может быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя гражданин, ограниченный в дееспособности по основаниям, предусмотренным в ст. 30 ГК РФ (т.е. лицо, злоупотребляющее спиртными напитками или наркотическими веществами).

Ряд ученых считает, что предпринимателями могут быть физические лица, не ограниченные в установленном федеральным законом порядке в дееспособности.

Другие авторы полагают, что в соответствии с нормами ГК РФ о дееспособности граждан лица, ограниченные в дееспособности, могут заниматься предпринимательской деятельностью, так как, хотя о них, в отличие от несовершеннолетних, не упоминается в ФЗ о государственной регистрации, они также могут получить согласие попечителя и совершать сделки.

Полагаем, что ограниченно дееспособные граждане не вправе заниматься такой деятельностью, что тоже должно быть отражено в законе, а не толковаться судебными органами при конкретных разбирательствах.

К предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила ГК, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения (п. 3 ст. 23 ГК).

В литературе уже отмечались недостатки данной правовой аналогии, приводящей нередко к трудностям в разрешении конкретных дел. Нам представляется необходимым принятие специального закона об индивидуальном предпринимательстве, в котором нашла бы отражение специфика правосубъектности индивидуального предпринимателя.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/29315-problemy-pravosubektnosti-individualnykh-predprinimatelej

Гражданская правосубъективность индивидуальных предпринимателей

Проблемы правосубъектности индивидуального предпринимателя

Мусина, М. В. Гражданская правосубъективность индивидуальных предпринимателей / М. В. Мусина. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 52 (290). — С. 159-161. — URL: https://moluch.ru/archive/290/65807/ (дата обращения: 09.03.2021).



В статье рассмотрены основные проблемы гражданской правосубъектности индивидуальных предпринимателей. Автор исследует двойственность положения индивидуального предпринимателя, характеризует условия для приобретения данного правового статуса. Автором рассмотрена и проанализирована двойственность правосубъектности индивидуального предпринимателя.

Ключевые слова: предпринимательская деятельность, гражданско-правовой статус, индивидуальный предприниматель, юридическое лицо, правоспособность, правосубъектность индивидуального предпринимателя.

Право на занятие предпринимательской деятельностью является одним из основных прав и свобод человека и гражданина. Статья 34 в части 1 Конституции РФ предоставляет каждому гражданину право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

В Российской Федерации допускается возможность осуществления предпринимательской деятельности гражданами без образования юридического лица, т. е. в качестве индивидуальных коммерсантов (предпринимателей).

Из анализа статей Гражданского кодекса, Налогового кодекса и судебной практики можно сделать вывод, что правосубъектность индивидуального предпринимателя возникает у физического лица после регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а также при осуществлении предпринимательской деятельности без регистрации статуса индивидуального предпринимателя.

Законодательство Российской Федерации не наделяет индивидуального предпринимателя самостоятельной правосубъектностью. Статус индивидуального предпринимателя в юридической науке является продолжением статуса гражданина как субъекта гражданского права.

Субъект права — лица обладающие правосубъектностью, данное определение присутствует в общей теории права. В правоотношениях участвуют все субъекты, которые могут быть носителями прав и обязанностей: граждане, организации, публично-правовые образования.

Одной из проблем при определении правосубъектности индивидуального предпринимателя является отсутствие правовых механизмов по обособлению имущества индивидуального предпринимателя, которое он использует для осуществления своей предпринимательской деятельности от всего имущества в целом. Для решения данного вопроса необходимо разработать механизм для обособления имущества индивидуального предпринимателя, используемого для осуществления своей предпринимательской деятельности.

Сегодня российская правовая конструкция индивидуального предпринимателя не имеет четких структурированных очертаний. Законодательство не устанавливает требований по наличию у индивидуального предпринимателя имущества.

Объем дееспособности законодателем также четко не установлен, для занятия предпринимательской деятельностью закон не требует наличия полной дееспособности.

Ни лишение, ни ограничение дееспособности не служит основанием для государственной регистрации прекращения индивидуальным предпринимателем предпринимательской деятельности в соответствии с Федеральным законом от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

В состав гражданско-правовых норм об индивидуальном предпринимательстве входят нормы исключительно частноправового характера. Следовательно, правовое положение индивидуальных предпринимателей регулируется недостаточно полно.

Двойственность правосубъектности индивидуального предпринимателя в полной мере просматривается в судебной практике по вопросу применения форм доверенностей выданных от имени индивидуальных предпринимателей.

В ГК РФ отсутствуют специальные нормы относительно формы доверенностей индивидуальными предпринимателями на своих представителей. Поэтому возможны два варианта:

1) индивидуальный предприниматель приравнивается к физическому лицу, соответственно, его уполномоченный представитель должен иметь нотариально удостоверенную доверенность;

2) к индивидуальным предпринимателям применяются правила Гражданского кодекса РФ, которые регулируют деятельность юридических лиц; соответственно, представитель осуществляет свои полномочия на основании доверенности, оформленной в простой письменной форме за подписью предпринимателя.

Арбитражная практика по данному вопросу складывалась неоднозначно.

В некоторых случаях судьи приходят к выводу, что нотариальная форма доверенности обязательна.

Источник: https://moluch.ru/archive/290/65807/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.