Проблема принятия предпринимательского кодекса

10 аргументов против предпринимательского кодекса /Л. Чантурия/

Проблема принятия предпринимательского кодекса

Л. Чантурия,

доктор права, профессор, Кильский университет (Германия), Тбилисский государственный университет

Введение

С распадом Советского Союза и полным развалом социалистической плановой экономики, казалось бы, закончилась и эпоха теории хозяйственного права, которая даже в системе советского права не могла утвердиться и найти подходящее себе место. О причинах этого писалось много как в советской, так и в постсоветской юридической литературе, и даже краткий обзор этих суждений представляется излишним /1/.

С другой стороны, идея разработки предпринимательского кодекса Казахстана /2/ показывает, что концепция советского хозяйственного права пока еще жива, и попытки переименования её в предпринимательское или коммерческое право представляют собой всего лишь попытки реанимации советского учения.

Ссылка на опыт государств Запада (которые в силу исторических традиций имеют торговые кодексы – Германия, Франция /3/), что якобы в них существует кодифицированное предпринимательское право, основана на неправильной интерпретации правового положения и вводит в заблуждение лиц, не знакомых с правовой системой этих стран. Например, новый предпринимательский кодекс Австрии, который с 1 января 2007 года вступил в силу, является новой редакцией старого Торгового уложения Австрии, а не новой кодификацией предпринимательского права, как это стараются показать в юридической литературе /4/.

Поскольку возникла идея разработки предпринимательского кодекса, следует проверить обоснованность этой концепции и необходимость принятия такого закона в Казахстане – в стране, которая по данным международных организаций и экспертов имеет наилучшие показатели экономического роста и правовой стабильности среди стран региона /5/.

Возможно, с принятием предпринимательского кодекса у государства возникнет больше проблем, чем онo имеет в настоящее время.

Опыт некоторых стран СНГ (например, Украины) показывает, что с принятием хозяйственного кодекса частный бизнес и правоприменительные органы сталкиваются с серьезными правовыми проблемами, которые подрывают основы правовой стабильности, прежде всего, частного бизнеса.

В условиях рыночного хозяйства, свободы предпринимательства, частной собственности и свободы договора, регулирование предпринимательской (коммерческой) деятельности осуществляется в пределах как частного права, так и публичного. Поэтому следует проверить наличие нужды принятия этого закона отдельно по составным частям системы права. Необходимость кодификации предпринимательского права должна существовать или в частном, или в публичном праве.

I. Аргументы из области частного права

Сердцевиной правовой системы, регулирующей предпринимательскую деятельность, является частное право. Оно призвано гарантировать участникам экономических отношений свободу договора, обеспечение исполнения заключенных договоров, свободу распоряжения собственностью и учреждения предприятий и т.д.

В условиях плановой экономики все это отсутствовало, что привело к коллапсу данной экономической модели.

В этой связи возникает следующий вопрос: соответствует ли частное право Казахстана признанным мировым стандартам рыночной экономики, и способствует ли оно развитию частной инициативы и предпринимательской активности? Если да, тогда автоматически отпадает необходимость разработки предпринимательского кодекса с точки зрения частного права.

1. ГК Республики Казахстан

Основополагающим законом частного права в Казахстане, как и во всех правопорядках континентальной Европы, является Гражданский кодекс (ГК РК), который содержит фундаментальные положения для предпринимательской деятельности, среди которых центральное место занимает принцип частной автономии. Конкретным выражением этого принципа в ГК РК являются:

– свобода предпринимательской деятельности,

– равноправие всех участников предпринимательства,

– свобода объединения и учреждения юридических лиц, в том числе и для предпринимательской деятельности,

– свобода договора, т.е. возможность заключить договоры свободно и свободно определять их содержание,

– свобода права собственности и др.

ГК РК содержит все правовые инструменты для осуществления и практической имплементации этих принципов: хорошо разработанную Общую часть ГК, соответствующее современному уровню развития вещное право, включая ограниченные вещные права, детально разработанное обязательственное право, которое предоставляет участникам предпринимательских отношений большой спектр отдельных договоров, апробированные средства обеспечения исполнения обязательств и систему деликтных обязательств.

Благодаря принципу свободы договора предприниматели имеют право в Казахстане заключить любой договор, даже такой, который не предусмотрен в ГК. Это полностью соответствует международному стандарту в этой области.

Источник: https://journal.zakon.kz/4481457-10-argumentov-protiv.html

Проблемы и перспективы законодательного регулирования прав российских предпринимателей

Проблема принятия предпринимательского кодекса

Юрченко, А. В. Проблемы и перспективы законодательного регулирования прав российских предпринимателей / А. В. Юрченко. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 6 (192). — С. 143-146. — URL: https://moluch.ru/archive/192/48125/ (дата обращения: 09.03.2021).



Настоящая работа посвящена некоторым проблемам законодательного регулирования прав российских предпринимателей с проведением, а также анализу перспектив развития законодательства, направленного на защиту прав предпринимателей.

Ключевые слова: предпринимательская деятельность, предпринимательский кодекс, формы защиты субъектов предпринимательства, банкротство.

This paper is devoted to some problems of legislative regulatio№ of the rights of Russia№ entrepreneurs with the conduct and analysis of the prospects of legislatio№ aimed at protecting the rights of entrepreneurs.

Keywords: entrepreneurship, entrepreneurial code, the forms of protectio№ of business entities, bankruptcy.

Право на осуществление предпринимательской деятельности закреплено на нормах Конституции Российской Федерации [1], Гражданского кодекса Российской Федерации [2] и в ряде федеральных законов.

Статья 8 Конституции Российской Федерации гарантирует свободу экономической деятельности, что предполагает возможность любого гражданина выбирать сферу своей трудовой деятельности или сферу предпринимательской деятельности.

Право и возможность заниматься предпринимательской деятельностью входит в содержание правоспособности гражданина (ст. 18 ГК РФ). Почти вся предпринимательская деятельность регулируется ГК РФ и дополняющими ГК РФ федеральными законами.

В нашей стране нет Предпринимательского кодекса, который бы урегулировал все права, обязанности и ответственность предпринимателей. О необходимости принятия такого кодекса периодически говорят цивилисты, однако есть и противники.

А. А. Кирин считает, что конструктивных оснований и объективной необходимости реализации идеи предпринимательского кодекса в современной Российской Федерации нет. Он считает, что «гораздо эффективнее направить ресурсы на унификацию действующего законодательства.

Например, принять единый в сфере корпоративного права закон — об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, — концепция которого сейчас активно обсуждается» [10, с. 60]. Представляется, что А. А. Кирин не прав.

Принятие единого закона о хозяйственных обществах предлагалось в ходе реформы гражданского законодательства 2015 года, но законодатель отказался от этой идеи. В настоящее время хозяйственные общества регулируются ГК РФ и своим специальным законодательством.

Сторонники принятия Предпринимательского кодекса обосновывают необходимость его принятия тем, что ГК РФ регулирует прежде всего частные отношения, и в этой связи не способно обеспечивать потребности бизнеса в силу ограниченности инструментальных возможностей адекватно [8, с. 2].

Однако проблема предпринимательства в Российской Федерации не только в этом. Существует огромное количество нормативных правовых актов, регулирующих те или иные коммерческие организации, те или иные предпринимательские правоотношения, однако нет ни одного акта, который бы регулировал досудебное разрешение споров между предпринимателями и органами государственной власти.

В Республике Казахстан с 2011 года разрабатывался и в октябре 2015 года был принят Предпринимательский кодекс Республики Казахстан [7], глава 27 которого посвящена защите прав субъектов предпринимательства.

Этот кодекс предусматривает несколько форм защиты прав субъектов предпринимательства: судебная, досудебная, и внесудебная. Досудебной формой названа претензионная форма защиты субъектов предпринимательства. Внесудебной формой названы: арбитраж; медиация; партисипативная процедура.

При этом перечень внесудебных форм защиты субъектов предпринимательства является не исчерпывающим. Предприниматели могут обратиться за защитой своего права и к Уполномоченному по защите прав предпринимателей Казахстана. Арбитраж применяется, если есть арбитражное соглашение.

При этом арбитражи могут быть как постоянно действующими, так и созданными для разрешения определенного спора между субъектами предпринимательства. Медиация применяется, если есть договор медиации. При этом допускается, что медиация может быть применена как после обращения в суд, так и до него.

Существо партисипативной процедуры заключается в проведении переговоров сторон с целью урегулирования спора с обязательным содействием адвокатов каждой из сторон.

Партисипативная процедура разрешения споров известна не только казахскому законодательству. Так, Н. С. Зверева пишет, что в 2010–2011 гг.

во Франции была проведена последняя крупная реформа альтернативных форм урегулирования споров, в результате которой, помимо прочего, во французской правовой системе получил законодательное закрепление такой новый альтернативный способ урегулирования споров, как партисипативная процедура (procedure participative).

Таким образом, сегодня во Франции законодательно урегулированы и практикуются следующие альтернативные способы урегулирования споров: переговоры; медиация; консилиация (согласительная процедура); мировое соглашение; экспертиза; арбитраж (третейский суд) и партисипативная процедура [9, с. 49].

Полагаем, что и в нашей стране необходимы не только досудебные и внесудебные формы защиты прав предпринимателей. В последние годы Законодатель также понимает необходимость внесудебных форм защиты прав предпринимателей.

Именно с этой целью в июле 2010 года был введении институт медиации [4], а в мае 2013 года был введен институт уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации [5]. Однако об эффективности внесудебных форм защиты прав предпринимателей в виде медиации пока говорить нельзя. В стране пока зарегистрирована лишь одна саморегулируемая организация, занимающаяся медиацией.

Про эффективность деятельности уполномоченных по защите прав предпринимателей пока рано судить. В основном российские предприниматели предпочитают обращаться в арбитражные суды.

Между тем внесудебные процедуры разрешения споров обеспечили бы из оперативное и менее затратное разрешение. При этом у предпринимателей должны быть альтернативные способы разрешения споров.

Введение в Российской Федерации арбитража и партисипативной процедуры потребует принятия очередных федеральных законов, в результате увеличится количество нормативных правовых актов, которых и так слишком много. В этой связи принятие предпринимательского кодекса было бы более целесообразным.

Он содержал бы не только права, обязанности и ответственность предпринимателей, а также способы защиты их прав.

Следующими проблемами являются проблемы банкротства.

Во многих странах банкротство применяется не только для ликвидации должника, но и для защиты бизнеса при временных трудностях, т. е. восстановление платежеспособности за счет применения механизмов банкротства.

В Российской Федерации, несмотря на наличие норм о возможном восстановлении платежеспособности, в подавляющем большинстве юридические лица ликвидируются, а индивидуальные предприниматели завершают свою предпринимательскую деятельность. Статья 8 Федерального закона от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [3] говорит о праве должника на подачу заявления в случае предвидения банкротства, но на практике эта норма не работает. Всему виной — Постановление Правительства РФ от 27 декабря 2004 г.

№ 855 [6] понимает заявление должника в случае предвидения банкротства как признак фиктивного банкротства ввиду того, что на дату подачи заявления у должника еще есть ресурсы для расчетов по обязательствам. Более того, если правоохранительным органам покажется, что публичное объявление о банкротстве было фиктивным, то могут привлечь к административной, так и к уголовной ответственности.

Представляется, что право на подачу заявления в случае предвидения банкротства должно сохраниться и чтобы норма работала достаточно слово «должника», заменить словами «о финансовом оздоровлении», изложив ст. 8 Федерального закона от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в следующей редакции: «Должник вправе подать в арбитражный суд заявление о финансовом оздоровлении в случае предвидения банкротства… далее — по тексту». При поступлении в арбитражный суд такого заявления, то суд должен назначить сразу процедуру финансового оздоровления, минуя процедуру банкротства — наблюдение.

Представляется, что при таком разрешении одной из проблем банкротства мы сможем сохранить часть юридических лиц.

В настоящее время есть две формы крестьянского (фермерского) хозяйства. Первая форма крестьянского (фермерского) хозяйства — не юридическое лицо, созданное гражданами на основе соглашения, при этом глава крестьянского (фермерского) хозяйства обязан иметь статус индивидуального предпринимателя (п. 5 ст.

23 ГК РФ), вторая форма — юридическое лицо, созданное путем добровольного объединения граждан для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства.

И ввиду того, что создание крестьянского (фермерского) хозяйства в виде юридического лица не обязанность, а право, то первая форма крестьянского (фермерского) хозяйства, где глава крестьянского (фермерского) хозяйства обязан иметь статус индивидуального предпринимателя, сохраняет свой статус и поныне.

Поэтому федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» в части регулирования банкротства крестьянского (фермерского) хозяйства не претерпел значительных изменений.

И даже если банкротство проводится в отношении крестьянского (фермерского) хозяйства, не являющегося юридическим лицом, то в его отношении действуют такие процедуры банкротства, как наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство и мировое соглашение, это вытекает из анализа статей 219–223 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». При этом при банкротстве индивидуального предпринимателя применяются лишь реструктуризация долгов индивидуального предпринимателя и реализация имущества индивидуального предпринимателя.

Представляется, что при таких обстоятельствах необходимо в ч. 1 ст. 27 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» добавить слова «крестьянского (фермерского) хозяйства» и изложить эту норму в следующей редакции: «1. При рассмотрении дела о банкротстве должника — юридического лица и крестьянского (фермерского) хозяйства применяются следующие процедуры… далее — по тексту».

Таким образом, для совершенствования законодательного регулирования прав российских предпринимателей необходимо принять предпринимательский кодекс, содержащий только права, обязанности и ответственность предпринимателей, а также способы защиты их прав.

Необходимо далее совершенствовать нормы законодательства о банкротстве предпринимателей для того, чтобы сохранить часть юридических лиц и урегулировать процедуру банкротства крестьянских хозяйств.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном ании 12 декабря 1993 года // Российская газета. 1993. 25 декабря
  1. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301
  2. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 43. Ст. 4190.
  3. Федеральный закон от 27 июля 2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. № 31. Ст. 4162.
  4. Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 19. Ст. 2305.
  5. Постановление Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2004 г. № 855 «Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. № 52 (часть 2). Ст. 5519.
  6. Кодекс Республики Казахстан от 29 октября 2015 года № 375-V «Предпринимательский кодекс Республики Казахстан» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 09.01.2018 г.)// http://online.zakon.kz/document/?doc_id=38259854&doc_id2=38259854#activate_doc=2&pos=407;1&pos2=4249;30
  7. Губин Е. П. О предстоящих изменениях в части I Гражданского кодекса Российской Федерации и правовое регулирование предпринимательской деятельности // Предпринимательское право. 2012. № 4. С. 2–5.
  8. Зверева Н. С. Партисипативная процедура — новый альтернативный способ урегулирования споров во Франции // Арбитражный и гражданский процесс. 2014. № 4. С. 49–53.
  9. Кирин А. А. Проблемность концепции Предпринимательского кодекса в России // В сборнике: Современная юриспруденция: актуальные вопросы, достижения и инновации. Сборник статей Международной научно-практической конференции. 2017. С. 60–63.

Основные термины(генерируются автоматически): ГК РФ, предпринимательская деятельность, предпринимательский кодекс, Российская Федерация, индивидуальный предприниматель, юридическое лицо, предприниматель, случай предвидения банкротства, финансовое оздоровление, хозяйство.

Источник: https://moluch.ru/archive/192/48125/

Нужен ли кодекс о предпринимательстве?

Проблема принятия предпринимательского кодекса

/ Архив номеров / № 5.1 (15) 2012 /Статья Нужен ли кодекс о предпринимательстве?

Владимир Сергеевич Белых, заведующий кафедрой предпринимательского права Уральской государственной юридической академии, д.ю.н., профессор, руководитель Экспертной группы «Перспективы модернизации экономики и совершенствование предпринимательского (коммерческого) законодательства России, государств-членов ЕврАзЭС, ШОС и ЕС»

Результаты работы экспертной группы

– Экспертная группа, которую я возглавляю, уже несколько лет работает над проблемами совершенствования предпринимательского (коммерческого) законодательства государств ЕврАзЭС, ШОС, ЕвроСоюза.

Наша группа консолидированная, и в ней несколько основных направлений.

Первое направление – предпринимательское (коммерческое) законодательство, второе – банковское законодательство, третье – страховое законодательство, четвертое – энергетическое законодательство. Новое направление – транспортное законодательство.

Каждое направление курирует тот или иной специалист, и в каждом направлении есть свои эксперты. За эти годы мы смогли добиться не только теоретических разработок, но и практических документов. Назову несколько подготовленных нами документов.

Первый документ. В рамках Межпарламентской ассамблеи государств ЕврАзЭС нами была подготовлена концепция и примерная структура законодательства о фондовом рынке государств ЕврАзЭС. Концепция была одобрена на одном из заседаний Межпарламентской ассамблеи.

Второе. По заданию Министерства транспорта России мы принимали участие в разработке примерной структуры и концепции Единого транспортного кодекса России. Мы разработали концепцию и примерную структуру.

Было подготовлено монографическое исследование «Транспортное законодательство России, государств ЕврАзЭС, ШОС и ЕвроСоюза».

Пожалуй, единственная книга на всем постсоветском пространстве, которая была посвящена этой проблематике.

Третье направление. По заданию Федеральной налоговой службы России (ФНС) был подготовлен Обзор законодательства, а также судебно-хозяйственной практики по теме: «Минимизация расходов арбитражных управляющих в делах о несостоятельности (банкротстве)».

Что делать с неэффективными предприятиями

Следующее направление, которым мы можем гордиться, – в рамках нашей экспертной группы, по заданию бывшего губернатора Свердловской области Э.Э. Росселя был подготовлен проект федерального закона Об управлении собственностью и концепция, который представили в свое время в Правительство Свердловской области.

Дело в том, что на территории Российской Федерации очень большое количество предприятий, по оценкам 60-70, которые являются неэффективными. Считается, что эти предприятия являются не только неэффективно работающими, но еще и банкротами.

Возникает вопрос: что с ними делать? Существует, например, система несостоятельности (банкротства), можно их обанкротить. Но дело в том, что некоторые предприятия не подпадают под банкротство. Их нельзя обанкротить по формальным признакам.

Что делают такие предприятия? Они не используют свои денежные средства и прибыль для того, чтобы модернизировать основные фонды, не направляют их на социальные нужды трудового коллектива. Практически эти деньги просто разворовываются.

Проектом такого закона заинтересовались некоторые политические партии, например, Справедливая Россия, ЛДПР. Они заинтересовались также моей идеей о возможности разработки и принятия в России Закона о национализации и деприватизации.

Эти документы были переданы в Государственную Думу, но до сих пор не принято никакого решения.

Считается, что Закон о национализации и деприватизации является антирыночным, он пугает обывателей, он пугает даже нашу политическую верхушку, наш истеблишмент.

О предпринимательских объединениях

Буквально недавно по заданию Межпарламентской ассамблеи государств ЕврАзЭС я был руководителем рабочей группы по подготовке и обобщения практики, посвященной предпринимательским объединениям на территориях этих государств.

Это предпринимательские объединения, которые не имеют статуса юридического лица, например, холдинги, концерны, концорциумы и т.д. Они не имеют на территории России правового закрепления в виде законов либо других документов.

15 мая этого года в Санкт-Петербурге на заседании комиссии по экономической политике государств ЕврАзЭС я докладывал о результатах работы нашей группы.

Были проекты, связанные с нашими стратегическими партнерами: Магнитогорским металлургическим комбинатом, Уральской горно-металлургической компании и ЕвразХолдингом. На этих площадках разработаны два документа.

Первый. Мы участвовали в разработке Обзора законодательства и судебной практики по проблемам налогообложения отходов производства и попутно добываемого сырья. Это, оказывается, очень серьезная проблема, которая стоит перед металлургической промышленностью. Результаты работы мы направили нашим заказчикам, в Государственную Думу.

Второй.  По заданию наших партнеров мы готовили проект федерального закона О предпринимательских объединениях. В Москве есть такая организация, которая называется Национальный совет по корпоративному управлению, куда входят крупнейшие предприятия России. В качестве эксперта я принимал участие в обсуждении вопросов по совершенствованию законодательства в сфере крупных бизнес-структур.

Стоит ли регулировать ценообразование

Ну а что предстоит сделать? Я хотел бы принять участие в разработке базовых законов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской деятельности.

Первый закон – Закон о ценах и  ценообразовании. Я об этом законе говорю уже с 2001 года, но недавно прочитал, что в Совете Федерации концепция такого закона есть.

Смысл заключается в том, что в Российской Федерации был принят закон Об основах государственного регулирования торговли. Но это только одна сфера – торговля. Я хотел, чтобы этот закон был направлен на урегулирование многих отношений. Т.е.

необходимо выработать ценовую политику в бизнесе, чтобы было понятно ценообразование. Для примера, даже в такой консервативной стране, как Великобритания, в 1968 году был принят Закон о ценах.

При наличии того, что эта страна является с прецедентным правом, был принят именно Закон о ценах. Почему у нас нет такого закона?

Второй закон. В Российской Федерации действуют различные биржи: товарная биржа, валютная биржа и биржа с ценными бумагами. Я выступаю за принятие консолидированного закона, который бы так и назывался – Закон о биржах и биржевой деятельности, который бы объединил различные биржи и придал бы им упорядоченный вид. Вот это необходимо сделать.

И, наконец, я выступаю за то, чтобы был принят федеральный Закон о ценных бумагах. В настоящее время в России есть Закон о рынке ценных бумаг.

Но надо иметь в виду, что рынок ценных бумаг – это не только акции, не только облигации. Рынок состоит из так называемых производных финансовых инструментов – это фьючерсы, опционы.

Так, некоторые страны, например, Киргизия, уже разработали документы на этот счет. Поэтому такой закон необходим.

Нужен ли кодекс о предпринимательстве

идея, с которой я буду выступать на 6-й сессии правового конгресса, – это разработка концепции и структуры либо кодекса, либо Закона о предпринимательстве. Дело в том, что есть кодифицированные акты в области гражданского права.

Я считаю, что было бы хорошо, если был бы принят Кодекс о предпринимательстве (пусть и не предпринимательский кодекс).

Такой кодекс принят  в Чехии, Казахстане, на Украине и в других государствах, которые регулируют вопросы предпринимательства.

И здесь можно было бы основной упор в этих законах сделать на государственное регулирование экономики и предпринимательства. Определить, что такое государственное регулирование, пределы государственного регулирования, основные направления. И все это предусмотреть в соответствующем законе.

Такую идею я уже сформулировал в своей книге под названием «Модернизация российской экономики и предпринимательского законодательства». Эта книга была опубликована в прошлом году. Поэтому я хотел бы эту идею предложить участникам конгресса. Я хотел бы, чтобы эта идея получила поддержку и, может быть, была закреплена в каком-либо документе на разработку, на перспективу.

Вот то, что было сделано нашей экспертной группой, какие задачи стоят на перспективу в будущем.

Татьяна Андреева, пресс-секретарь Европейско-Азиатского правового конгресса

: Правовая газета «Статус» № 5.1 (15) 2012 С. 7

Копирование любых материалов с сайта допускается только при указании на источник с активной ссылкой на сайт http://gazeta-status.ru/

Источник: http://gazeta-status.ru/article.php?id=88

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.