Почему я не хочу стать адвокатом

«Суд – это всегда поединок». Кому (не) стоит идти в адвокаты

Почему я не хочу стать адвокатом

Юридические профессии который год не теряют популярности у абитуриентов. TeenAge.by расспросил адвоката, кандидата юридических наук Виталия Коледу, остались ли вакансии на этом рынке. А также узнал, как стать профессиональным защитником законных прав и свобод.

Как понять, что юриспруденция – это твое?

«Я хотел быть адвокатом с седьмого класса. Тогда меня впечатлил сборник судебных речей известных юристов Российской империи – Владимира Спасовича, Федора Плевако, Петра Александрова. А также книга Анатолия Федоровича Кони, который был следователем и прокурором в России на рубеже XIX–XX веков. Его труды в немалой степени привили мне любовь к юридической профессии».

Виталий Коледа учился в Европейском гуманитарном университете, на юрфаке БГУ и в Ягеллонском университете Кракова, в том числе в магистратуре и аспирантуре. До того как прийти в адвокатуру, поработал юрисконсультом на предприятии и попробовал себя в правоохранительной сфере.

«У меня характер независимый, и для себя я усвоил, что мне некомфортно работать в структурах, которые предполагают иерархию, особенно если эта иерархия определяется не профессиональными заслугами. А профессия адвоката всегда считалась вольной наряду с профессиями писателя, художника и композитора. У адвокатов нет даже трудовых книжек».

Кто есть кто в юриспруденции

Юридических профессий много. И если ты планируешь связать свою жизнь с этой сферой, нелишне заранее в них разобраться.

Судья вершит правосудие в судах разных типов и инстанций (экономический суд, общий, Верховный и т. д.).

Прокурор следит за выполнением законов на определенной территории (город, область, республика), участвует в судах от имени государства и тех, кто не может защитить себя сам, поддерживает обвинение в суде по уголовным делам.

Следователь ведет следствие по делу, собирая улики и доказательства, и передает его в прокуратуру и суд.

Оперативный сотрудник прослушивает средства связи, следит за людьми и объектами, работает со своей агентурой, а иногда и под прикрытием. Его основная задача – задержать преступника.

Юрисконсульт отвечает за правовую сторону в работе какого-либо предприятия, защищает его интересы в суде, проверяет договоры, консультирует руководство по юридическим вопросам.

Юрист-лицензиат в основном оказывает услуги частному бизнесу, при этом не имеет права представлять интересы юридических и физических лиц в судах.

Адвокат оказывает правовую помощь обратившимся к нему клиентам по разным вопросам, защищает интересы человека или организации в суде.

Как юристу стать адвокатом?

«Нужно выполнить требования закона об адвокатуре: иметь определенный стаж работы юристом, сдать квалификационный экзамен, получить лицензию и вступить в ряды коллегии адвокатов».

При этом если у претендента были серьезные проблемы с законом, то ход в адвокатуру для него закрыт.

Экзамен, как правило, проходит в формате теста или собеседования. Зачастую комиссия проверяет знания кандидата по всем отраслям права.

«Чем дальше ты от выпуска из университета, тем сложнее, потому что приходится вспоминать азы – первый курс, второй, то, что уже давно благополучно забыто».

В случае неудачи экзамен можно пересдать только через полгода. В общем, чтобы стать адвокатом, придется постараться. И задумав это, еще раз детально изучить вопрос, поскольку требования закона иногда меняются.

Быть Шерлоком

«Адвокаты бывают разные – по уголовным делам, по гражданским. Есть «кабинетные» адвокаты, а есть «полевые». Первые больше работают с документами, консультируют. Вторые проводят много времени в судах и на предварительном следствии».

И тем, и другим нужно уметь общаться с людьми.

«Не все нравятся тебе, не всем нравишься ты, все испытывают разные эмоции, кто-то конфликтный, кто-то нет. Нужно каждого разговорить, расположить к себе и получить нужную информацию».

Для успеха в профессии у тебя должен быть особый образ мышления. Адвокат – отчасти сыщик, ведь ему часто приходится восстанавливать логические цепочки и делать выводы, обладая небольшим объемом сведений. Хороший адвокат умеет анализировать, помня о том, что люди могут непреднамеренно искажать правду или даже врать.

Молодые адвокаты часто верят клиентам на слово и только со временем понимают, что истина посередине.

«В судебном процессе, особенно если это бракоразводные процессы или раздел имущества, редки ситуации, когда одна сторона исключительно негативная, а вторая – эдакий “пушистик”».

Также адвокату пригодятся минимальные знания в криминалистике, психологии, биологии, судебной медицине и бухгалтерии.

Как выглядит типичный «адвокатский день»?

«Адвокатские будни бывают разные. Может быть так: ты встаешь в три часа утра, в четыре тебе нужно ехать в командировку, чтобы к девяти быть в другом городе, где ты участвуешь в суде или следственных действиях.

Потом обедаешь, в это время у тебя постоянно разрывается телефон. Ты переписываешься с коллегами в Viber, параллельно читая что-то из материалов к следующему делу.

После опять едешь на противоположный край страны, чтобы завтра принять участие в другом следственном действии. Бывает, что всю страну можешь за неделю объехать».

Случаются и другие дни, когда можно спокойно проснуться и не спеша прийти в офис, поработать с документами, а затем пойти на суд. Но большинство адвокатов всегда в движении и зачастую 24 часа на связи, так что отдыхают они по ходу работы, урывками.

«Если я еду в командировку на машине, иногда вместо обеда останавливаюсь в дороге, чтобы полчаса попить кофе и покидать спиннинг. Это хороший способ расслабления и концентрации мысли: можно в тишине подумать о каком-то процессе, еще раз проанализировать линию защиты. Шерлок Холмс, например, играл на скрипке, когда думал».

А вот полноценного отпуска у многих адвокатов почти не бывает.

«Одиночкам и членам небольших команд сложно уйти в отпуск надолго, максимум, который удается урвать, – дней пять. Но если работаешь в крупном адвокатском бюро и тебя есть кому заменить, то ты можешь позволить себе отдохнуть две недели».

Адвокат всегда должен выигрывать?

Если тебе приглянется профессия судебного адвоката, будь готов (-а) к противостоянию с опытными коллегами.

«Адвокат похож на боксера. Не в плане физической формы, а в том, что суд – это всегда поединок. При этом не все дела можно выиграть.

Когда адвокат говорит, что не проиграл ни одного процесса, сразу возникают вопросы, в каких процессах он участвовал и какие у него были соперники. Для меня проиграть значит не использовать все процессуальные возможности, чтобы оспорить вторую сторону.

А если ты выложился по полной и проиграл, что ж, такое бывает. Нужно сделать выводы. Проигрывая сильному сопернику, ты тоже учишься».

Так что если ты боишься проиграть, то хорошего судебного бойца из тебя не получится.

От чего зависит зарплата адвоката?

Адвокат – как свободный художник. У него нет стабильной зарплаты, а лишь доход от гонораров.

«Адвокату требуется самодисциплина. Представьте, вам не нужно в девять утра вставать и идти в офис, никто вам ничего не скажет из-за опоздания. Вы можете делать, что захотите. Но и денежных гарантий в этой профессии нет. Ты должен все заработать сам. Если ты не работник адвокатского бюро, никто не обеспечивает тебя работой постоянно, ты должен сам искать клиентов».

На то, чтобы наработать клиентуру и репутацию, уходит несколько лет. Так что новичкам первое время будет непросто.

Почему это сложная профессия?

«Это достаточно стрессовая профессия: общение с конфликтными, часто озлобленными людьми, ненормированный рабочий день, много поездок по стране и часто за ее пределы, работа с большими объемами данных. Если человек хочет более спокойную работу, то для него адвокатура не самый лучший вариант. Лучше выбрать юридическую профессию, в которой меньше стресса, например, стать юрисконсультом».

Работа всегда влияет на человека. Про адвокатов говорят, что они циники и скептики с реалистичным взглядом на мир. Они кругом видят подвохи, считают, что люди часто руководствуются низменными мотивами в своих поступках. Везде ищут комбинации и ловушки.

Но не спеши отказываться от идеи стать адвокатом. Ведь это действительно достойная и очень важная профессия.

Стоит ли поступать на юридический?

Юрист – одна из самых востребованных специальностей у абитуриентов на протяжении многих лет. Легко ли потом найти работу вчерашнему студенту-правоведу?

«Рынок юридических услуг большой, но и конкуренция высока. Легкого хлеба не будет. В эту профессию нужно идти только тем, кто готов конкурировать. Если ты хочешь быть одним из лучших, то придется приложить много усилий. Или согласиться на роль середнячка, которых масса».

Тем не менее юридическое образование – хороший фундамент.

«Оно дает понимание, как работают социальные механизмы, как взаимодействуют люди. Так что эта профессия имеет будущее. Роботы хороших юристов точно не заменят».

При этом не стоит делать выбор в пользу одной специализации еще в университете.

«Юрист начинает формироваться как хороший профессионал лет через пять после начала активной практики. Всегда есть хайповые вещи, например, сейчас это блокчейн, но специализироваться только на них не стоит.

Нужно заниматься тем, к чему лежит душа, тогда ты сможешь зарабатывать этим деньги. У меня есть коллеги, которые занимаются трудовым правом. Традиционно считается, что это не самая престижная отрасль практики.

Но они отлично себя зарекомендовали и имеют хороший доход».

Часто направление практики определяет не адвокат, а его клиенты.

«Провел какую-то категорию дел, клиенту понравилось, и он привел другого, тот – третьего, четвертого. И незаметно тебя уже считают специалистом в этой теме. Потом этот ручеек может пересохнуть, но зато появится другой. Так что не стоит говорить «я специалист только по таким-то делам, потому что мне это нравится». Ты специалист по той категории дел, какая тебя кормит». 

Если физическая форма позволяет, адвокатурой можно заниматься до глубоких седин, убежден Виталий. Но некоторые его коллеги добровольно меняют эту профессию на другую юридическую или вовсе уходят из правовой сферы. Иногда из-за усталости, профессионального выгорания или банальной финансовой нестабильности.

Источник: TeenAge.by​

Источник: https://intalent.pro/article/sud-eto-vsegda-poedinok-komu-ne-stoit-idti-v-advokaty.html

«Как я перестал быть юристом»

Почему я не хочу стать адвокатом

Однажды, давным-давно, когда мой разум не был затуманен знанием об устройстве реального мира, а я еще не знал, что стану бравым пожарным, я жил в городе Кировград. В те времена я думал, что любое безумие, которое взбредет мне в голову должно быть реализовано.

Хронология событий:

Что могло пойти не так…

Поколение убийц…

Инцидент…

На следующий день после инцидента я отправился к начальнику в офис. Я уже знал, что меня уволили. Хотел просто все объяснить.

Он оказался понятливым мужиком, и сказал что он то в общем не против меня, но директор дома культуры, где располагался тир, как то прознал про инцидент и видеть меня там не хочет.

С его дочерью мы кстати нормально до этого общались, но после она просто перестала со мной разговаривать.

Оценив мое бедственное положение, бывший начальник предложил подработку. Он строил дом на окраине Кировграда, и ему нужен был разнорабочий, ставка 300 рублей за смену. Я с радостью согласился. Тир без меня проработал недолго. Вряд ли это связано с новым сотрудником, просто он оказался не очень рентабельным. Меня же не покидала идея о поиске новой работы.

Кировградская газета никогда не славилась обилием вакансий для простого человека. И в тот раз я так же не обнаружил в ней ничего для себя подходящего. И тогда я решил просто обходить различные организации с предложением своей кандидатуры. Город не маленький, может кому и сгожусь, думал я.

Так прошла неделя. Кея с работы не уволили, он по прежнему работал охранником в “Марко Поло”. Как-то днем я зашел к нему поболтать. Мы стоим, шутим, и мне на глаза попадается здание пожарной части, стоящее вдалеке. Я говорю Кею – вот прикол, я сейчас приду к ним и спрошу не нужны ли работники. Кей говорит – ну да, конечно, туда даже не пустят просто так.

Чем сложнее тем лучше. Я направился в сторону пожарной части.

Попасть туда сразу не получилось. Ворота для выезда были закрыты, снаружи других дверей не было. Я обошел вдоль забора, зашел в небольшую калитку и увидел железную дверь с домофоном. Я позвонил, и голос из домофона спросили меня кто я такой.

Я ответил, что я по поводу работы, и дверь открылась. Я не верил, что смогу зайти так далеко в своей шутке, по этому был несколько ошарашен. Зайдя внутрь, я увидел дежурного на посту.

Я спросил его, где отдел кадров, он сказал что на втором этаже и показал как пройти.

В отделе кадров сидела молодая женщина. Я сказал ей что я по поводу работы. Меня спросили – на какую я претендую должность? Я ответил что не знаю, и мне в принципе на любую. Она удивилась, и сказала, что есть вакансия на пожарного и на водителя пожарной машины. Я ответил, что водить не умею, а вот пожарный меня вполне устроит. У меня взяли документы и повели на собеседование.

Собеседование проводил начальник пожарной части Неверов. Я не помню, в каком он тогда был звании, то ли майор, то ли капитан. Ну да ни суть. Сразу скажу, что и начальник и мужик он был отличный.

С ерундой к личному составу не приставал, был требовательный, серьезный, но мог отнестись с понимаем при случае. И как в последствии оказалось, достаточно принципиальный.

Но в тот день я просто сидел на стуле и вникал, что я буду не пожарником, а пожарным, что тушат не из шланга а из пожарного рукава, и прочие премудрости пожарного быта. Мне повезло что я оказался отслужившим срочную службу и достаточно адекватен и сообразителен в разговоре.

По окончании собеседования мне дали материалы для изучения. Это что-то типа части армейского устава с положениями о правилах поведения в расположении, на пожаре, приеме и сдаче караула и все такое прочее. Через два дня велели приходить на сдачу этой теоретической части.

Через два дня, выучив все предоставленные материалы я пришел на сдачу. Вместе со мной пришло еще двое претендентов. Я рассказал теоретическую часть, ответил на каверзный вопрос и по итогу был принят в ряды доблестных пожарных 258 пожарной части города Кировграда.

Нас приняли всех троих. Но тогда еще существовала разрядная сетка, и нам были присвоены разряды.

Новобранцев принимали на четвертый разряд, но меня взяли на пятый, повышенный, ввиду отлично сданной теоретической части. Так у меня снова появилась работа.

Она была прекрасна тем, что раз в четверо суток меня хорошо кормили, а трое суток можно было пытаться искать подработку, что я безуспешно по началу и делал.

Через месяц проходила плановая переаттестация, и у меня появилась возможность повысить разряд. Я снова подготовился и получил шестой разряд. Это стало началом моей карьеры. Через год меня отправили на повышение квалификации в учебку в Нижнем Тагиле, где я по итогу получил допуск к ГЗДС (газо дымо защитным средствам) и девятый разряд из одиннадцати возможных.

Ну а теперь несколько пожарных историй, из-за которых мы тут собственно и собрались.

Однажды вечером, мы сидим в караульной и как всегда скучаем. Кто то смотри телевизор, кто то читает, а я слушал музыку в наушниках и думал о своем. И тут я краем глаза замечаю, что в караульной стало пусто. Я понимаю что была тревога, а я ее не услышал. Я мгновенно срываюсь и несусь в гараж. Гараж находится на первом этаже, а караульная на втором.

Причем караульная в одном конце коридора, а лестница на первый этаж на другом. Так как я слушал музыку, то убирать все не было времени, я держал телефон в одной руке, а наушники во второй. Вот так я быстро бежал привычным маршрутом, обычно счет идет на минуты, а тут еще и опаздывал.

И подбежав к концу коридора нужно завернуть налево в дверной проем на лестничный пролет. Обычно добегая до этого места я гасил скорость руками и сворачивал на лестницу. В тот вечер обе руки были заняты, я понял это за метр до стены. Чтобы не врезаться в нее, я я выставил вперед ногу, и оттолкнулся от стену в сторону дверного проема.

И так как этот акрабатический трюк я делал впервые, но не рассчитав высоту я со всего размаха врезаюсь головой в угол верхней перекладины дверного проема. Удар был настолько сильный, что я тут же в воздухе вырубился, и упал мешком на пол. Прошло наверно секунд пять, я очнулся, и вспомнив о своем долге пожарного, метнулся вниз по лестнице в гараж.

Я прибежал как раз к тому времени как закрывали ворота за уехавшей на вызов машиной. В гараже остался начальник караула и пара пожарных. Я подошел к начальнику, он посмотрел на меня и начал бледнеть, у него чуть усы не отвалились. И тут я замечаю, что у меня с кончика носа капает кровь, я потрогал голову, и вся ладонь оказалась в крови.

Начальник стоит и не понимает почему его боец весь в крови с раскроенной головой. Я как смог объяснил ситуацию, и меня повели на лечение к девчонкам диспетчерам. Они все что смогли сделать, это замазать все зеленкой, накрыть огромным куском ваты и замотать бинтом через подбородок. Меня отправили отлежаться, с наставлением, чтобы я не помер до утра.

Утром при смене караула повязку я снял, и ходил просто с зеленой головой. Никаких особых последствий это не вызвало. Как говориться “была бы мозга, встряхнул бы”, а так ничего.

Однажды ночью нас разбудила сирена. Мы привычно спустились в гараж, сели в машину и поехали на вызов. Горел магазин в каком то поселке в районе. Свои там не справлялись, вызвали нас. Прибыв на место, мы поняли почему местные не справились. Горела деревянная кровля, вероятно покрытая рубероидом, на площади метров триста квадратных.

Основное пламя уже сошло, и все что осталось, это толстый слой раскаленных углей по всей поверхности перекрытия крыши, с торчащими ребрами остатков догорающих стропил. Мы прибыли, установили машину, развернули рукава, подключили, и меня отправили на крышу. Просто я был самый молодой.

Напарник стоял внизу и удерживал рукав, я залез по лесенке в этот раскаленный ад и стал думать что тут собственно делать. Я увидел недалеко открытый огонь на догорающих стропилах и решил его потушить. Я включил воду, и постепенно поливая себе тропинку продвигаюсь вперед. Под ногами все жгет, духота. И тут я замечаю, что напор воды стал слабеть.

Я обернулся, и увидел что моя тропинка снова раскалилась, и рукав просто прогорел. Я быстренько вернулся, чуть не спалив подошвы сапог, мы поменяли рукав и я проливал уже по площади стоя с кирпичного края крыши. Вскоре прибыли еще расчеты и мы с нескольких точек все пролили. Остались небольшие очаги. Я спустился вниз.

Тут местные жители, коих собралась толпа вместе с пожарными решили уронить кирпичный простенок, который остался от крыши. Это такой кирпичный треугольный надстрой на высоте второго этажа на краю стены. Решили уронить его чтобы он сам впоследствии на кого-нибудь не упал. В общем они залезли и стали его раскачивать, пытаясь уронить.

В это время начальник посылает меня за переходником, которого в нашей машине не оказалось. Я обошел другие машины, переходника не обнаружил. На улице ночь, светит одинокий тусклый фонарь, воняет гарью, кругом гвалт и шум. Я возвращаюсь, обходя одну из машин, глядя под ноги. Как они уронили этот кусок стены я не услышал. Он упал метрах в семи от меня.

Подняв голову, я обнаружил летящий мне в лицо кирпич. Я очень хорошо его запомнил. Мне показалось, что он очень медленно летел, вращаясь вокруг оси, я увлекся его разглядывая. Мой организм среагировал быстрее. Я резко пригнулся, и кирпич просвистел над головой и улетел черте куда. Тогда я вообще не придал этому значение.

Просто пошел дальше, мы собрали рукава, оборудование и поехали обратно. Уже потом я понял, что не среагируй я мгновенно, отвлекись на секунду, и мне просто проломило бы голову, в лучшем случае поломало бы лицо. Удача и тут была на моей стороне.

Однажды сидим мы в караулке, занимаемся кто чем, как обычно. Тут на пульт диспетчера поступает сообщение что на зоне «малолетке» (есть такая тюрьма для несовершеннолетних в черте города Кировград) поднялось восстание и начался пожар. Мы подготовились к выезду, но команды выезжать не было.

Группы спецподразделений подавляли восстание, и нам пока было запрещено въезжать на территорию. Нам сообщили что при попытке прорыва к вышке охраны был застрелен насмерть один из заключенных. Остальные вообще разбушевались и начали громить вообще все на пути, поджигая все что горит.

К счастью, гореть там особо было нечему, и большого пожара не случилось. Через пару часов всех бунтующих загнали на место, и нас пустили на территорию. Там была только тлеющая тут и там ветошь, да немного сгоревших деревяшек.

Мы прошли по территории, пролили все возможные очаги, проверила на наличие скрытых очагов и уехали обратно.

Интересных случаев на выездах больше вроде и не было. Мы тушили гаражи, квартиры, машины, хозпостройки. Проводили учения по эвакуации школ, к нам в часть приводили детишек, и я показывал им пожарную машину, рассказывал про оборудование. Мы сами выезжали на обучение и тренировки. В этот же период произошли события из поста Есть только путь…

Но в один из прекрасных дней, мне все таки удалось найти подработку, и она положила начало еще одному витку безумия в моей жизни.

Источник: https://pikabu.ru/story/kak_ya_perestal_byit_yuristom_5218194

Почему я не адвокат

Почему я не хочу стать адвокатом

24 января 2014

*Данный материал старше трёх лет. Вы можете уточнить у автора степень его актуальности.

По моему мнению, руководителям юридических фирм следует повременить уходить в тень, пытаясь интегрировать адвокатов в юридический бизнес

Рынок юридических услуг России еще не созрел для полномасштабной реформы — для введения адвокатской монополии

Казалось бы, любой успешный юрист сможет сдать адвокатский экзамен, так почему ни я, и вообще никто из почти пятидесяти юристов ИНТЕЛЛЕКТ-С не обладает адвокатским статусом? Разумнее было бы ключевых юристов фирмы сделать адвокатами, считают некоторые мои коллеги — руководители юридических фирм, подготовившись тем самым к введению ограниченной адвокатской монополии на оказание юридических услуг в России в будущем.

Однако если мы поступим так, как рекомендуют уважаемые коллеги, то наша профессиональная деятельность, как это не удивительно, выйдет за пределы правового поля, т.е.

ИНТЕЛЛЕКТ-С не сможет законно вести юридический бизнес, потому что ныне существующее нормативное регулирование адвокатской деятельности заниматься юрбизнесом запрещает.

Я перечислю причины, мешающие частным юридическим консультантам и адвокатам стать ближе друг к другу.

Во-первых, законом адвокатская деятельность определена как некоммерческая — это чистой воды оксюморон, ведь адвокаты за свою юридическую помощь получают вознаграждение от доверителей.

Мало того, они рекламируют свои услуги, конкурируют друг с другом и юрфирмами в цене, качестве, профессиональной привлекательности — словом, ведут экономическую деятельность на свой страх и риск с целью извлечения прибыли.

Во-вторых, существование юридической фирмы в форме адвокатского образования невозможно по другой причине, также вытекающей из непредпринимательского индивидуального характера адвокатской деятельности: клиент ни в какой форме не может заключить соглашение об оказании адвокатской помощи напрямую с адвокатским образованием.

Такое соглашение всегда заключается с конкретным адвокатом лично, даже если адвокатская деятельность ведется в форме адвокатского бюро – управляющий партнер заключает договор с доверителем от имени и в пользу партнеров, по доверенности от них.

Поэтому качественную и квалифицированную юридическую помощь становится невозможно оказать законно в случае, если, допустим, доверитель — коммерческая организация, которой требуется обширный взаимосвязанный комплекс разнообразных юридических услуг нескольких юристов, специализирующихся в различных отраслях права, а также сопутствующих услуг, в том числе технического характера, которые адвокат, в силу своего статуса, оказывать не имеет права.

В-третьих, адвокату прямо запрещено делить свой гонорар с другими адвокатами, а также нанимать других адвокатов, в некоторых случаях сообщать им информацию, охраняемую адвокатской тайной, давать им обязательные указания по порядку выполнения ими их поручений и другим образом пытаться организовать совместную работу над одним или несколькими делами.

В-четвертых, адвокат не может участвовать в капитале хозяйственных обществ и вести в них любую деятельность, в том числе управлять ими.

То есть адвокаты никак не могут законным образом урегулировать свои отношения по поводу владения конкретным «адвокатским бизнесом», «адвокатской фирмой», а создание «прокладки» в форме ООО «Адвокатское бюро ИмяРек» для работы с коммерческим сектором — многие из известных адвокатских образований в России грешат этим — вопиюще незаконно с точки зрения норм, регулирующих адвокатскую деятельность.

Таким образом, создав коллегию адвокатов ИНТЕЛЛЕКТ-С или «наняв» адвокатов на работу в существующую юридическую фирму, я формально нарушу закон и поставлю под удар своих доверителей, создав повод для обвинений со стороны дисциплинарных органов адвокатуры в нарушении закона «Об адвокатской деятельности» и Кодекса этики адвоката. Но если бы адвокатская деятельность в России была бы законодательно урегулирована нормальным и соответствующим здравому смыслу и современным реалиям образом, как принято во всем цивилизованном мире, то мы бы поменяли свое отношение к формам ведения адвокатской деятельности.

Госпрограмма «Юстиция»

В последнее время в юридическом сообществе вновь заговорили о небезызвестной государственной программе «Юстиция», в соответствии с которой планируется реформировать разнообразные аспекты юридической жизни в России, включая рынок юруслуг. Согласно этому проекту, существует вполне реальная опасность введения адвокатской монополии по «жесткой схеме», путем одномоментного ограничения допуска на рынок юридических услуг юристов, не обладающих адвокатским статусом.

В свежей версии этого документа, в рамках первой части подпрограммы 1, касающейся реформирования рынка юридических услуг, не содержится ничего принципиально нового в сравнении с редакцией 2012 года. Если какие-то изменения и внесены, то они касаются, вероятно, бюджетно-финансовых аспектов реализации реформы.

Ясно только, что в случае утверждения государственной программы «Юстиция» в представленном виде, концепция реформы рынка юридических услуг в России появится в сентябре 2014 года, а проект соответствующего закона в сентябре 2015 года.

Вероятность ее утверждения можно спрогнозировать, изучив соответствующие статьи федерального бюджета на 2014 год. В любом случае, раньше 2016 года каких-то существенных законодательных подвижек в регулировании рынка юридических услуг не предвидится.

Мне кажется, что времени у юрсообщества еще достаточно, чтобы все заинтересованные стороны смогли высказаться и попытаться оказать конструктивное воздействие на будущий законодательный процесс.

Если же реформирование пойдет по «жесткой схеме» без общественного обсуждения, без реформирования института адвокатуры в целях приведения ее к современным бизнес-реалиям, то нам, представителям частного юридического консалтинга, все равно придется строем в нее идти — ничего не поделаешь. Но, по моему мнению, руководителям юридических фирм следует повременить уходить в тень, пытаясь интегрировать адвокатов в юридический бизнес — это незаконно и сопряжено с разнообразными, в том числе репутационными, рисками — тому есть множество известных примеров.

Глубинные возможные причины стагнации реформы

Тема реформирования рынка юруслуг стоит на месте уже 10 лет, и все это время адвокатура, заинтересованная в реформе сторона, проявляла крайнюю озабоченность несправедливым, по ее мнению, положением вещей. Учитывая это, ждать реальной реформы еще долго, несмотря на программу «Юстиция».

Ее можно пока трактовать как декларацию о намерениях, так как в ней по-прежнему нет никакой конкретики, а, следовательно, и темы для новой предметной дискуссии.

Чувствуется, что законодателю и регуляторам неинтересно всерьез заниматься такой ерундой, как рынок юруслуг, — не пришло еще время, не накоплено большого количества требующих немедленного решения проблем из-за крошечного, меньше статистической погрешности, удельного веса юридического сектора в экономике России.

Чтобы понять, на каком уровне находится национальный рынок юруслуг, достаточно посмотреть на выручку его лидера, который зарабатывает в двадцать раз меньше, чем юрфирма номер один в США согласно AmLaw200 ($2,44 млрд, DLA Piper — прим. ред.

), и чуть больше, чем аутсайдер этого рейтинга ($90,5 млн, Strasburger & Price — прим. ред.).

При этом от начала списка до его конца снижение доходов американских юркомпаний происходит плавно, 20 юрфирм имеют выручку больше $1 млрд в год), а всего юрфирмы из AmLaw200 оказали юруслуг на сумму, приближающуюся к космическим $100 млрд.

В России же ситуация иная. Во-первых, лидеры национального юррынка не достигли сколь-нибудь сравнимого уровня по статистическим показателям с американскими юрфирмами второго эшелона. Во-вторых, разрыв в доходах между лидером и аутсайдером достигает двух порядков.

В-третьих, классовое неравенство отмечается уже в первой десятке лидеров российского юрбизнеса, когда разница в выручке рядом стоящих юридических компаний кратна в разы. Общий объем рынка юруслуг в России мы не знаем даже приблизительно. По данным Росстата за 2012 год, у нас услуг правового характера населению якобы было оказано на 72 млрд руб.

, что составляет $2,25 млрд. Но государственная статистика отражает движение денежных средств по ОКВЭД, а известно, что в России участники экономической деятельности под видом оказания юруслуг прикрывают другого рода операции, пользуясь тем, что практически невозможно доказать факт их неоказания в действительности, если все документы в порядке.

Однако даже если признать «росстатовскую» цифру соответствующей действительности, то сравните ее с выручкой в $100 млрд двухсот компаний в США.

О необходимости реформирования

Я считаю, что рынок юридических услуг России еще не созрел для полномасштабной реформы — для введения адвокатской монополии. Резкое изменение правил игры в пользу адвокатов в сложившихся условиях неразумно и несправедливо.

Дело в том, что актуальная ситуация на рынке юридических услуг складывалась на протяжении более чем двадцати лет с нуля, одновременно с развитием рыночной экономики в России и по рыночным правилам. Естественным образом сформировалось две группы участников рынка — юридические фирмы и адвокатские образования.

Развилась перекрестная конкуренция между группами и внутри групп: юридическая фирма, например, может конкурировать как с другой юридической фирмой, так и с адвокатским образованием, и наоборот.

Причем у адвокатов уже есть неоспоримое преимущество в отношении наиболее финансовоемких услуг, в отношении наиболее, как говорят адвокаты, «платежеготовых клиентов» — я имею в виду существующую адвокатскую монополию в уголовно-правовой сфере.

Так вот, представьте, что с завтрашнего дня юридические фирмы становятся вне закона, а их долю рынка занимают адвокаты. Все это происходит в один день, с даты вступления в силу соответствующего закона.

Разумно? Справедливо? Приведет ли такая реформа к декларируемым целям повышения доступности юридической помощи и улучшению качества юридических услуг? Однозначное «нет» на все вопросы.

Государство в нарушение сложившихся на данный момент «законов природы» на отдельно взятом рынке юруслуг, возникшем одновременно с рыночной экономикой в России, вмешивается в существующую «экосистему», ограничивает конкуренцию, ограничивает доступ одних участников на рынок юридических услуг в пользу других.

Ссылка на зарубежный, а именно — англосаксонский, опыт здесь неуместна, так как там юрбизнес изначально развивался в условиях адвокатской монополии, поэтому никто никого не вытеснял с рынка, не дарил «завоеваний» конкурентов. У нас же, повторюсь, ситуация иная: юридический бизнес без адвокатской монополии сформировался и успешно существует более двадцати лет.

Такое резкое вмешательство не может не сказаться на цене юридических услуг — она однозначно увеличится, такое вмешательство неминуемо сделает юруслуги менее доступными.

Доказывает это обыкновенная арифметика: если количество участников рынка сократится вдвое, а спрос на юридические услуги останется на прежнем уровне, то стоимость возрастет существенно, ведь единственный ресурс, который могут предложить адвокаты своим доверителям — это время. И, согласитесь, нельзя в одну единицу времени оказывать юридическую помощь нескольким доверителям.

Кроме того, Минюст сам, прямо в тексте программы «Юстиция», возлагает ответственность за периодически неудовлетворительное качество юруслуг на обоих действующих участников рынка: мол, частный юридический консалтинг неподконтролен, не связан законодательными дисциплинарными нормами, а адвокатская деятельность, несмотря на подконтрольность, не обеспечивает в должной мере качественность и квалифицированность юридической помощи, и вообще, адвокатура нуждается в «чистке рядов». Подумайте, коллеги, что будет с качеством юруслуг, если одномоментно на рынке останутся только адвокатские образования в их нынешнем состоянии. В лучшем случае качественные характеристики останутся на прежнем уровне.

На фоне нынешних страшилок и манипуляций фактами о вопиющем положении вещей на рынке юруслуг, вспоминается прежняя главная страшилка, такая же выдуманная: «Если мы в России не введем адвокатскую монополию прямо сейчас, то при вхождении России в ВТО российский юрбизнес исчезнет и будет поглощен западными юридическими компаниями». Вот мы вступили в ВТО, и что?

Приведет ли такая реформа к созданию единой и сплоченной юридической корпорации? Опять же нет. По моему мнению, в случае, когда объединение носит насильственный и несправедливый характер, ограниченные в возможностях юристы юрфирм не будут чувствовать себя полноценными, равными адвокатам со стажем.

Я считаю, что если признать объединение в одну корпорацию необходимым, то оно тогда должно быть равным и справедливым, что процесс объединения должен учитывать сложившееся положение вещей и не нанести вред интересам какой-либо из сторон и их доверителям. Такое возможно, если к обсуждению и совместной работе над программой привлекать не только представителей адвокатского сообщества, но и представителей частного юридического консалтинга.

на сайте Право.Ru

Продолжение дискуссии по теме “авокатская монополия” доступна по ссылке.

адвокатская монополия, профессиональное развитие

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/pochemu_ya_ne_advokat/

Стать адвокатом: 10 причин «за» и «против». Часть 1

Почему я не хочу стать адвокатом

Адвокат – неординарная профессия. Стать адвокатом – непростая работа как с точки зрения вложения собственных сил, так и финансовых инвестиций.

Прежде чем выбрать карьеру адвоката, стоит узнать о ней как можно больше. Нужно помнить, что, как и любая другая профессия, у карьеры адвоката есть как свои преимущества, так и недостатки.

Знакомство с различными сторонами профессии поможет вам сделать правильный выбор.

Начнём с 10 преимуществ профессии:

1. Финансы

У адвокатов самый большой доход среди профессионалов в сфере юриспруденции. Их зарплаты выше средних по стране (прим. речь о США, автор статьи Салли Кэйн – главный редактор журнала Paralegal Today).

Среднегодовой доход юристов равен $110 590, а доходы самых известных адвокатов выражаются в миллионах долларов. Правда, не все адвокаты имеют большие доходы. Зарплата зависит от размера фирмы, профессионального опыта, региона работы.

Максимальные заработки имеют адвокаты, работающие в крупных мегаполисах, в больших фирмах и в востребованных юридических сферах.

2. Престиж

В любое время и в любом обществе профессия адвоката считается самой престижной. Высокое положение, щедрые заработки и авторитет профессии сделали её представителей частью элиты общества, которая вызывает уважение и олицетворяет успех. По сей день адвокаты обладают уникальным статусом и ореолом гламура, созданным СМИ.

3.Социальная значимость

Адвокаты имеют уникальную возможность помогать другим, решая различные юридические вопросы частных лиц и отстаивая общественные интересы.

Помогая тем, кто не имеет возможности обратиться за юридической помощью, они работают на благо общества.

Адвокаты, работающие в частных компаниях, также часто выполняют работу pro bono, помогая малообеспеченным и социально незащищенным слоям населения, как, например, пожилым людям, детям, жертвам домашнего насилия.

4. Интеллектуальная значимость

Работа адвоката – одна из наиболее интеллектуально значимых работ на планете.

Начиная от оформления патента на изобретения и заканчивая разработкой стратегии для получения многомиллионной прибыли от слияния предприятий – таков размах интеллектуальной деятельности юриста.

Интеллект имеет огромное значение для успеха в карьере юриста – они должны уметь решать сложные задачи, обладать способностью к анализу, мыслить инновационно.

5. Широкий выбор специализации

По мере развития права, юридическая отрасль пополняется все новыми направлениями. Это приводит к появлению множества узкоспециализированных юридических сфер деятельности.

Поэтому, у юристов есть возможность специализироваться в одном или нескольких направлениях, начиная от широко востребованного трудового законодательства и гражданского судопроизводства и заканчивая такими узкоспециализированными областями, как закон об охране окружающей среды и закон о праве выкупа заложенного имущества.

6. Условия работы

Большинство юристов работают в юридических фирмах, правительстве и корпорациях.

В то время, как современное рабочее пространство офисов стало делиться на «кабинки» для сотрудников, юристы по-прежнему работают в кабинетах с четырьмя стенами.

В крупных юридических компаниях сотрудники работают в роскошных офисах, у них есть большой штат помощников и дополнительные привилегии, например, членство в спортзале, места в ложе на спортивных мероприятиях.

7. Возможность получить новую квалификацию

Даже если вы не практикующий юрист, степень Доктора права откроет для вас новые возможности и поможет начать новую карьеру. Навыки, которые вы приобрели в юридической школе и во время юридической практики, пригодятся вам во многих сферах деятельности, например, юридический консалтинг, менеджмент, написание статей, медиация, научная работа.

8. Влияние на умы

Адвокаты как законодатели, мыслители и реформаторы, имеют уникальную возможность влиять на общество. На протяжении веков адвокаты были в центре общества – создавали законы, управляли судами и занимали влиятельные посты в правительстве. В таком качестве адвокаты имеют возможность влиять не только на руководителей высшего звена своей страны, но и всего мира.

9. График работы

Адвокаты в состоянии работать автономно и устанавливать самостоятельно свой рабочий график, выбирать клиентов, стоимость услуг и направления для специализации. Гибкий график работы адвоката – её неотъемлемая часть, он позволяет при необходимости заниматься своими личными делами или работать вне офиса.

10.Другие преимущества

Кроме перечисленных, карьера адвоката имеет и другие преимущества. Например, некоторые адвокаты имеют возможность путешествовать по стране или всему миру, принимая участие в судебных процессах, показаниях, арбитражных судах и бизнес-сделках. Другие – общаться с политиками, бизнесменами, известными спортсменами и «селебрити».

Еще один «плюс» профессии – научиться думать, как юрист: изучение законов оттачивает аналитические способности, аргументацию и критическое мышление, открывая новые перспективы и в работе, и в жизни.

Источник: Top 10 Reasons to Become a Lawyer, 10 Worst Things About A Career as a Lawyer

Sally Kane, адвокат, редактор и писатель. Специализируется на вопросах юриспруденции, карьеры и бизнеса. Является главным редактором Paralegal Today (международного журнала для юристов) и редактором журнала Litigation Support Today.

Перевод выполнен сотрудниками Института.

Источник: https://Ceur.ru/library/articles/pravo/item316053/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.