Адвокат стал судьей

Почему адвокаты не хотят идти в судьи и почему в судьи не берут адвокатов?

Адвокат стал судьей

Не так давно на сайте «Адвокатской газеты» были опубликованы результаты исследования Института проблем правоприменения об источниках пополнения судейского корпуса РФ и роли аппарата судов.

Один из основных выводов, который читатель может сделать из данного доклада, – среди судей в настоящее время практически нет бывших адвокатов, а подавляющее большинство нынешних судей – это бывшие работники аппаратов судов. При этом, несмотря на то, что доклад датирован 2015 г.

(в этом году была опубликована аналитическая записка), представляется, что ситуация глобально не изменилась.

По моим наблюдениям, в основном судьями действительно работают женщины, которые ранее длительное время служили секретарями судебных заседаний и помощниками судей, то есть выходцы из судебной системы.

Ученые рассказали, почему судьями становятся секретари и прокуроры, а не адвокатыИсследователи Института проблем правоприменения подготовили доклад об источниках пополнения судейского корпуса и сообщили, что адвокатский опыт мешает получить рекомендации ККС

Хорошо это или плохо? Наверное, не то и не другое. В любом случае не судьи-бывшие секретари или помощники судей являются главной бедой нынешней судебной системы. Система в целом больна, причем тяжело, и болезнь, по моим ощущениям, прогрессирует с каждым годом.

Основным проявлением этой болезни является отсутствие (опять же по моим ощущениям) у судей какой-либо истинной самостоятельности.

Тот же факт, что среди судей практически нет бывших адвокатов, – просто одно из не столь значительных и, скорее всего, не самых страшных следствий этой болезни.

Мне представляется, что даже если в настоящее время кто-то очень могущественный, имеющий влияние на формирование кадрового судейского состава (кстати, не уверен, что этот кто-то будет из числа руководителей судейского корпуса, что опять же характеризует судебную систему не с лучшей стороны), издаст формальное или неформальное распоряжение о том, чтобы не менее определенного процента среди судей составляли бывшие адвокаты, это никак не улучшит качество отправляемого правосудия.

Вновь назначенные судьи из числа адвокатов просто растворятся среди других коллег, подстроятся под нынешний порядок и будут заниматься ровно тем же самым, чем и все другие судьи: делать все необходимое для выживания в системе. А для этого придется соответствовать базовым принципам, по которым система функционирует, то есть быть послушным, исполнительным, расторопным, но никак не самостоятельным и справедливым.

Именно по указанным принципам подстройки друг под друга и существующие правила функционирует любое человеческое общество, то есть если, например, человека, который не приемлет людоедства, поместить в общество, где такое людоедство приветствуется, он не сможет убедить всех остальных, что быть людоедом нехорошо, а, наоборот, будет сам вынужден стать людоедом, дабы не быть съеденным. Таким образом, вливание определенных людей, пусть и с принципиально отличными человеческими качествами, в существующую систему вряд ли решит имеющиеся в этой системе проблемы, поскольку для этого необходимо изменение базовых принципов ее работы.

Кстати, я далеко не уверен, что по каким-то своим человеческим или профессиональным качествам люди, работающие в настоящее время адвокатами, сильно отличаются от тех, кто является судьями, следователями или занимается любой другой юридической профессией. Общество в целом находится на том уровне развития, на котором находятся члены этого общества – люди.

Нужно признать, что в достаточно плохо развитом гражданском обществе не может быть такого, что какие-то одни юристы, выполняющие определенную функцию, гораздо человечнее, умнее, справедливее и профессиональнее, чем все остальные. Да нет же! Это те же самые юристы, примерно того же самого уровня нравственного и умственного развития, что и все остальные, отличающиеся от других лишь тем, что на них возложена несколько другая профессиональная работа. 

В случае же перехода в разряд лиц, выполняющих иную профессиональную функцию, эти юристы, находясь на том же уровне общественного развития, просто со временем подстроятся под новую систему с ее ценностями, недостатками и достоинствами.

Именно поэтому, когда я слышу о каких-то более человечных или профессиональных адвокатах, которые никогда не работали в правоохранительных органах, мне хочется спросить: а что, разве человечность или профессионализм определяются только опытом работы в той или иной должности, а не конкретными человеческими и профессиональными качествами каждого конкретного юриста?

Переходя к ответу на вопросы, поставленные в заглавии данной публикации, начну с моего субъективного отношения к профессии судьи. Принято считать, что работа судьей – вершина юридической профессии, и что каждый юрист должен стремиться к тому, чтобы когда-нибудь достичь этой профессиональной вершины.

Так вот, так уж сложилось, что сам я так никогда не считал ни в начале своей юридической карьеры, ни сейчас.

На мой взгляд, работа судьи всегда должна быть связана не с противостоянием той или иной стороне (хотя в настоящее время очень часто это именно противостояние), а с нейтральной позицией и холодной оценкой спорной юридической ситуации.

Видимо, в силу особенности характера мне в юриспруденции всегда нравились именно противостояние и процессуальная борьба с противоположной стороной, а нейтральная оценка и необходимость выбора из двух сформированных другими позиций никогда не привлекали.

Именно поэтому я всегда любил работу следователя, который является ярким представителем и апологетом стороны обвинения, а после определенного разочарования в этой профессии полюбил работу защитника.

Кроме того, мне всегда казалось, что для того, чтобы осуществлять выбор за других людей и принимать решения, которые изменяют чужую судьбу, нужно быть настолько умнее и по-человечески лучше тех людей, на чью судьбу ты влияешь, что я данному высокому критерию не соответствовал. Безусловно, кто-то скажет, что и принимаемые следователем решения влияют на судьбы других людей, но здесь я почему-то успокаивал себя тем, что данные решения все же не носят, в отличие от решений судьи, окончательного характера и могут быть поправлены теми же прокурорами и судьями.

Но в данном случае речь идет о моем субъективном критерии отношения к профессии судьи, хотя нельзя исключить, что кто-то еще из адвокатов придерживается схожей позиции. Что касается других причин, ограничивающих число адвокатов, желающих идти работать в суд, то надо признать, что их не так мало.

1. Работы у судей очень много, и в силу большой загруженности по делам (в особенности в больших городах) график работы является ненормированным. У адвокатов работы, как правило, тоже много, но они хотя бы ее объем могут варьировать, не принимая на себя те или иные поручения, а вот судья отказаться от дела фактически не может.

2. Плата судей за работу является, хотя и в целом достойной, но все же адвокаты, во всяком случае успешные, в большинстве своем (опять же в особенности в больших городах) зарабатывают значительно больше.

3. Работа адвоката гораздо свободнее работы судьи, у нас нет начальников, совещаний, обязательных отчетов, нет необходимости обязательно приходить на рабочее место к конкретному времени.

С такой свободой, если ты ее однажды вкусил, очень трудно расстаться.

Безусловно, есть в ней и минусы, связанные с проявляющейся у некоторых людей свободных профессий ленью, но плюсов, по моим оценкам, все же больше.

4. Ограниченность свободы судей заключается не только в наличии формального распорядка дня и принципов трудовой деятельности, но и в отсутствии достаточной самостоятельности при принятии решений по конкретным делам.

Во всяком случае, я слышал от знакомых судей очень много историй о том, что каждое решение, в особенности об оправдании, изменении меры пресечения, назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ, им приходится согласовывать с председателем суда и вышестоящей судебной инстанцией.

В нынешних же условиях судьи просто боятся принимать самостоятельные решения.

В таких условиях, на мой взгляд, вообще теряется весь истинный смысл работы судьи: ты формально в силу закона принимаешь решения сам, и тебе должны платить зарплату за это, но по факту ты никакие решения не принимаешь и можешь проявить свое судейское усмотрение только в каких-то незначительных вещах.

Мне кажется, что основное, за что судьи могут любить свою работу, – это ощущение власти над другими людьми, но в нынешней системе оно теряется, поскольку ты сам по себе чью-либо судьбу не определяешь, а являешься лишь оформителем карательных установок, которые исходят от проводимой государством политики.

Чувствовать власть в таких условиях могут лишь люди с весьма своеобразным отношением к жизни, склонные к получению наслаждения от причинения боли и страданий другим.

По моим субъективным ощущениям, большинство судей, с которыми мне доводилось взаимодействовать, все же не мучители и не палачи по натуре и возложенную на них нынешней системой карательную функцию осуществляют без видимого удовольствия.

5. Судьи регулярно подвергаются различным проверкам; существующие формальные и неформальные правила накладывают на них множество ограничений в частной жизни.

Например, по каким-то неведомым причинам ограничен выезд судей в определенные страны, они не могут вступать в брак с некоторыми категориями граждан (почему-то в разряд подобных «запретных» спутников жизни попали и адвокаты), не могут иметь родственников за границей и с судимостями, обязаны регулярно заполнять сложные декларации о доходах и расходах. Все эти формальные ограничения при этом почему-то не мешают отдельным судьям вести откровенно неразборчивую частную жизнь (вспомним, например, знаменитое видео с председателем одного из судов и голой женщиной на заправке), жить явно не по средствам, селиться в дорогих домах, иметь состоятельных родственников, которые почему-то внезапно стали миллионерами в очень юном возрасте, то есть создается впечатление, что весь этот формализм вводится для рядовой судейской пехоты, а избранные могут жить иначе и им за это ничего не бывает.

6. Для того чтобы стать судьей, необходимо пройти весьма сложный экзамен и прочие бюрократические процедуры, к чему также далеко не все готовы.

При этом зачастую причиной отказа в приеме является не несоответствие профессиональным критериям, а ничем не регламентированное усмотрение некоего чиновника или группы чиновников, которые и решают, кто достоин стать судьей, а кто нет.

Так уж случается, что в отношении адвокатов это ничем не регламентированное усмотрение в виде запрета на допуск в судьи проявляется особенно часто.

Зачем адвокатам идти в судьи?Пополнение судейского корпуса выходцами из адвокатуры не преодолеет пороков судебной системы

Относительно ответа на вопрос о том, почему нынешняя судебная система не хочет принимать в свои ряды бывших адвокатов, необходимо отметить, что рационального объяснения я этому не нахожу.

Объяснение, связанное с тем, что по роду своей деятельности адвокаты обрастают какими-то опасными связями, мне адекватным не кажется.

Теми или иными связями и кругом общения обрастает любой юрист, и чем опасен круг общения именно адвокатов, которые взаимодействует в основном как раз с судьями и иными представителями государства, мне не понятно.

Представляется, что лица, имеющие отношение к формированию кадрового судейского состава, опасаются, что бывшие адвокаты в силу свободы своей предыдущей профессии будут тяжелее встраиваться в существующую в нынешних судах систему координат, связанную с необходимостью неукоснительного соблюдения руководящих указаний и выкорчевыванием у судей собственного мнения по всем разрешаемым ими принципиальным вопросам. Впрочем, это моя субъективная оценка принципов построения судейского корпуса, и не исключено, что лица, участвующие в таком формировании, руководствуются совсем иными, тайными и не объясняемыми нам, рядовым гражданам, критериями.

Как же со всем этим поступать и как сделать так, чтобы суд в России стал справедливым, честным, открытым и понятным для всех граждан? Наверное, полноценный, подробный и мотивированный ответ на этот вопрос смогут дать скорее политик или социолог, а меня ни та, ни другая профессии никогда не привлекали. Вместе с тем представляется, что основными шагами на пути к этому должны стать предоставление судьям свободы в принятии решений и снятие ограничений в отношении проявления судейского усмотрения.

Способны ли нынешние судьи стать полностью свободными в принимаемых решениях или для этого необходима некая тотальная люстрация существующего судейского корпуса? Мне почему-то кажется, что проблема скорее может быть разрешена   не путем полной люстрации всех судей, а изменением базовых установок судебной системы. Во всяком случае большинство судей, с которыми мне доводилось взаимодействовать в своей работе, не производили впечатления людей, способных выполнять лишь функцию палача или ориентированных лишь на негативные человеческие установки. Это обычные люди, такие же, как и все остальные, живущие в нашем обществе. И испортил этих людей не квартирный вопрос, как когда-то писал классик, а существующие принципы функционирования системы управления обществом и государством, принципы управления судебной системой как частью общей системы управления.

Лично мне очень хочется, чтобы решения судей, которые будут работать в новой судебной системе, были субъективными, произвольными и пусть даже иногда неправильными, но это были их собственные решения, основанные на их собственных знаниях, профессионализме, опыте и понимании жизни.

Именно реальная самостоятельность позволит возвысить статус судьи, сделать судейскую профессию по-настоящему престижной и уважаемой, и тогда, возможно, круг адвокатов, желающих когда-нибудь стать судьями, существенно увеличится. Пока же, надо признать, их число крайне невелико.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/pochemu-advokaty-ne-khotyat-idti-v-sudi-i-pochemu-v-sudi-ne-berut-advokatov/

Профессия: судья

Адвокат стал судьей

Ровно половина участников судебных дел считают, что суд несправедлив и судьи выносят все решения по блату.

Ольга Макеева

юрист, 25 лет прожила с судьей под одной крышей

Так думают те, кто проиграл. Победители тоже редко хвалят судей. Обычно они считают, что судьи получают огромную зарплату просто так и что разрешенное дело — заслуга не судьи, а адвокатов.

Я юрист, а моя мама — судья. Я знаю, что не каждому по силам выдержать нагрузку и ответственность, которая ложится на судей. В этой статье я расскажу, кто может стать судьей, за что судьи получают зарплату и привилегии и за какие фото в соцсетях судью могут лишить полномочий.

У судебной системы в России не лучшая репутация: много пишут о необъективности судей, их зависимости от руководства, взятках и других проблемах. Мы расскажем только о формальной стороне вопроса: кто такой судья по закону.

Говоря о недостатках судов, нужно понимать, что Россия большая и каждый день здесь работают тысячи судей, которые рассматривают десятки тысяч дел. На этом фоне обязательно найдутся те, кто ведет себя плохо.

И еще: судьи — это люди. Если ваш ребенок получает юридическое образование, он тоже может стать судьей. Если, например, он стал судьей и берет взятку, то он — преступник.

Не какой-то абстрактный судья, а конкретно ваш ребенок. Значит, так он воспитан.

И наоборот: если ваш ребенок стал судьей и не взял взятку, а вел дела аккуратно и по закону, то внезапно он стал одним из тех людей, которые делают свою работу хорошо, и им хочется гордиться.

У каждого продажного судьи есть мама и папа, которые его так воспитали.

Но отложим в сторону морально-воспитательный вопрос. Что говорит о судье закон?

Судья — это человек, которого государство наделило правом разрешать споры между компаниями, гражданами и представителями власти. Когда возникает конфликт и стороны не могут договориться, они могут задать вопросы суду: «Кто прав?» и «Что теперь делать?».

Судья работает на государственной должности, как, например, руководители фракций в Госдуме, федеральные министры и президент. Государственные должности созданы для исполнения функций государственных органов России. То есть судья — это представитель власти, он выносит приговоры и решения не от себя лично, а именем России.

Остальные дела рассматривают судьи федеральных судов. Иногда их еще называют федеральными судьями, но в законе такого понятия нет. К федеральным судам относятся арбитражные суды, суды общей юрисдикции и военные суды.

Решение любого суда можно обжаловать в вышестоящий суд. Высший орган судебной власти — Верховный суд РФ — последняя инстанция для пересмотра дел в России.

Еще есть Конституционный суд РФ. Он проверяет законы на соответствие Конституции РФ и может отменить любой закон, если он ей противоречит.

Чтобы стать судьей, нужно получить юридическое образование, отработать минимум пять лет по специальности, сдать квалификационный экзамен и пройти конкурс.

Для вышестоящих судов требования еще выше, и попасть в них сложнее. Например, чтобы стать судьей конституционного суда, нужно иметь безупречную репутацию, признанную высокую квалификацию в области права и не менее 15 лет опыта работы по юридической специальности. Почти у всех судей конституционного суда есть ученая степень, десятки опубликованных работ, учебников и монографий.

Согласно социологическому исследованию профессии судьи, большинство судей пришли в профессию из судебных, следственных органов и прокуратуры.

В мировых судах 70% судей — женщины. В судах уровня субъекта РФ мужчин и женщин почти поровну — 43% против 57%. В Верховном суде РФ женщин 32%, а в Конституционном суде РФ всего 18% — три женщины и тринадцать мужчин.

Многие недовольны, что в судьи берут только своих: из секретарей или помощников судей. Но так везде: в банк часто приходят работать из другого банка, а в магазин — из другого магазина. Только работая в суде, можно узнать внутреннюю кухню и понять, чего ждать. А руководство может проверить деловые качества будущего судьи.

Средняя зарплата секретаря суда — 15 тысяч рублей до вычета налогов. Пока однокурсники нормально зарабатывают в юридических фирмах, секретарь суда за копейки пишет протоколы и успокаивает недовольных представителей. На этом этапе многие желающие сдаются.

Требования к претенденту на должность судьи зависят от того, в каком суде он будет осуществлять свои полномочия. Но есть и общие условия.

Высшее юридическое образование. Это может быть как очная, так и заочная форма обучения, но уровень образования должен быть только «специалист» или «магистр». Диплома бакалавра недостаточно.

Опыт работы не менее 5 лет. Работать обязательно нужно в должности, которая требует высшего юридического образования. Можно быть преподавателем юридических дисциплин, юристом в консалтинговой фирме, адвокатом или нотариусом.

Дееспособность. Кандидат на должность судьи не может состоять на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере. Желающие стать судьей проходят обязательное медицинское освидетельствование.

Гражданство РФ. Если гражданства нет или есть вид на жительство иностранного государства, судьей стать не получится.

Помимо основных требований кандидат должен собрать кучу документов и сдать экзамен.

Квалификационный экзамен. Экзамен на должность судьи похож на экзамен в вузе. Вместо преподавателя — комиссия по приему квалификационного экзамена на должность судьи. Она состоит из опытных судей и правоведов региона. Как правило, экзамен проводится раз в месяц.

Сдают не все. Например, в 2017 году в Санкт-Петербурге не сдал каждый третий претендент. Для тех, кому не повезло, следующая попытка разрешается только через полгода.

Статистика сдачи экзамена на должность судьи в Санкт-Петербурге за 2017 год

Конкурс на должность. Кроме экзамена кандидату в судьи нужно пройти конкурс на должность. Причем результаты экзамена действительны три года со дня сдачи. Это значит, что если не пройти конкурс за три года, все нужно начинать заново.

Объявления о вакансиях публикуются на сайте конкретного суда, квалификационной коллегии и в СМИ. Как только появится подходящая вакансия, претендент должен подать в квалификационную коллегию судей своего региона заявление и необходимые документы.

Квалификационная коллегия судей проверяет информацию о каждом кандидате и решает, кого из претендентов рекомендовать на должность судьи. По каждому претенденту коллегия направляет запросы в государственные органы — МВД, службу судебных приставов, налоговую и ФСБ. Причем органы проверяют всех членов семьи претендента на должность.

Если все в порядке, кандидат получает заключение о даче рекомендации на должность судьи.

Утверждение Президентом РФ. Последнее слово за главой государства, если речь о федеральном судье. На этом этапе отклоняется еще 15—20% кандидатур. После окончательной проверки президент подписывает указ о назначении судьи на должность.

Мировых судей утверждает местное законодательное собрание.

После назначения судья приносит присягу и может начинать работать.

Государство предоставляет судьям достойную оплату труда, неприкосновенность и социальные гарантии. Эти преимущества не личная привилегия судей, а гарантия вынесения законных и справедливых судебных решений. А еще — плата за ту ответственность, которую они на себя берут.

Судья обязан лишить кого-то свободы, имущества, денег, общения с детьми, если этого требует закон. До 1996 года самым строгим наказанием за преступления была смертная казнь. То есть раньше судьи были вправе даже лишить кого-то жизни. Сейчас смертная казнь не назначается, хотя от этого ответственность судьи меньше не становится.

Неприкосновенность. Неприкосновенность — это защита судьи от задержания, обыска, привлечения к уголовной или административной ответственности.

Например, чтобы привлечь судью районного суда к уголовной ответственности, председатель Следственного комитета России должен запросить согласие квалификационной коллегии судей субъекта. В квалификационную коллегию входят представители президента, общественности и судов разных уровней. Только после согласия коллегии председатель следственного комитета может возбудить уголовное дело.

Материальное обеспечение. Государство оплачивает судьям и членам их семьи медицинский полис ДМС и санаторно-курортное лечение. Это выгодно даже тем, кто любит отдыхать за границей: если судья откажется от путевки в санаторий, в конце года ему выплатят компенсацию ее стоимости.

Судьям, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, государство предоставляет квартиру. Для этого специальная комиссия проверяет жилье судьи.

Если количество квадратных метров на судью и членов семьи меньше общей учетной нормы субъекта РФ, судью поставят в очередь и компенсируют расходы по найму жилья до предоставления квартиры.

Например, в Санкт-Петербурге на одного жильца в квартире должно приходиться не меньше 9 квадратных метров.

Размер пожизненного содержания меньше средней зарплаты судьи — 80% от дохода на соответствующей должности.

Мантия и молоток. Судейская мантия — символ судебной власти. Судья обязан носить мантию в течение всего рабочего дня. Еще судье полагается форма — обувь и блузка или рубашка. А вот специальный деревянный молоток, который всегда под рукой у судей в телевизоре, на самом деле в России не используется.

На первый взгляд действительно кажется, что работа судьи — это мечта каждого. Но помимо привилегий у судей много ограничений.

Судья имеет обязательства по отношению к государству и обществу. Все требования, которые применяются к действующим судьям, распространяются и на судей в отставке.

Нагрузка. Работа судьи подразумевает необходимость перерабатывать большой поток дел в ограниченный промежуток времени. В среднем каждый судья рассматривает 180 дел в месяц. Есть те, на кого приходится 10—20 дел в неделю, а у некоторых их больше 50. Обычно столько дел в неделю рассматривают судьи Москвы и Санкт-Петербурга.

50 дел в неделю означает, что каждый день судья выносит решения по десяти делам: 48 минут на одно дело при восьмичасовом рабочем дне. Но обычно дела затягиваются, кто-то опаздывает или нужно опросить свидетелей, поэтому задержки в суде — частое явление.

У судей официально ненормированный рабочий день. Но уйти с работы пораньше не получится — судья должен всегда быть на месте. А вот задержаться до позднего вечера или выйти в выходной — обычное дело.

Судья работает не один. В аппарат судьи входят два человека — секретарь и помощник. Секретарь направляет повестки, пишет протокол и говорит: «Прошу всех встать!» на судебном заседании. Помощник готовит проекты простых судебных документов. За тем, чтобы аппарат делал свою работу качественно и вовремя, следит судья, а в случае ошибок отвечает за них.

Судебный процесс. Все сроки, связанные с рассмотрением дела, установлены законом и контролируются председателем суда и вышестоящими судами. У каждого суда есть сайт, где можно отследить движение каждого дела и ознакомиться с результатами рассмотрения.

За этим следит помощник судьи. Если очередной этап дела не будет в срок зафиксирован на сайте, появится повод для жалоб. Но и без этого причин пожаловаться на судей много.

Если стороне показалось, что судья оказывает противнику больше внимания, это уже повод обвинить во взятках.

Любая отмена решения вышестоящим судом и нарушение сроков — это брак в работе, минус в премии и в репутации судьи. Каждую неделю на совещании судей подробно разбираются все отмены и изменения решений. Иногда вышестоящие инстанции отправляют дело на новое рассмотрение в тот же суд, и все нужно начинать сначала. В профессии судьи очень жесткие дедлайны и контроль качества.

  1. Судья — это государственная должность. Судья выносит приговоры и решения не от себя лично, а именем Российской Федерации.
  2. Чтобы стать судьей самого низшего звена, нужно получить высшее юридическое образование, проработать 5 лет по специальности, дождаться 25 лет, сдать экзамен, найти вакансию и пройти конкурс.
  3. Репутация судьи должна быть безупречной. Поэтому судьи должны следить за сказанным в личных разговорах и опубликованным в соцсетях и тщательно выбирать компанию для досуга. Судьи ограничены Кодексом судейской этики.
  4. Судьи очень много работают. В среднем каждый судья рассматривает 180 дел в месяц.
  5. У судей много привилегий, в том числе неприкосновенность, большая пенсия или ежемесячное пожизненное содержание. По закону всё это — гарантия правосудия.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/judges/

Адвокаты станут судьями: бизнес-омбудсмен РФ предложил к 2019 году сделать судебную реформу

Адвокат стал судьей

Борис Титов направил в Правительство России и Администрацию Президента РФ программу социально-экономического развития «Стратегия роста» от Столыпинского клуба, одним из элементов которой является судебная реформа. Об этом сообщает сайт «Право.ру»

Адвокатов, судя по всему, ждут определенные реформы в положительную сторону (по крайней мере, в теории).

Разработчики предлагают выбирать председателей судов, ограничить их полномочия и каждые два года проводить обязательную ротацию, пишут «Ведомости».

В федеральных округах должна появиться новая кассационная инстанция, а в Верховном суде РФ – «малые» надзорные президиумы, которые получат полномочия по отмене уже вступивших в законную силу решений нижестоящих судов, «грубо нарушающих нормы материального права»

Отдельный блок идей касается судейского корпуса. Прежде всего, речь идет о введении единого федерального статуса судьи, который избавит его от необходимости заново проходить отбор при переназначении в другой суд соответствующего уровня.

Предлагается также при раздаче судейских мантий установить специальную адвокатско-прокурорскую квоту. В этом случае к 2025 году не менее половины назначаемых судей должны будут располагать опытом такой работы.

Пока же необходимо «волюнтаристски набрать» в суды не менее тысячи адвокатов – до 2019 года.

Согласно «Стратегии роста», нагрузка на суды снизится за счет повышения госпошлины и минимальных сумм взысканий. Другое предложение – увеличить количество мировых и арбитражных судей в городах с миллионным населением. Наконец, ситуации с вынесением незаконных решений разработчики хотят поручить курировать специальному подразделение ФСБ по расследованию обвинений против судей.

Другой проект судебной реформы в рамках своей программы стимулирования экономического роста готовит Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина. Источники утверждают, что он на две трети совпадает с предложениями «Столыпинского клуба».

Борис Минцев, президент Адвокатской палаты Приморского края:

–  Сегодня в регионе и, наверное, во всей стране, формируется судейский корпус, в основном из числа сотрудников следственного комитета, прокуроров, секретарей и помощников судей. Единицы из числа адвокатов могут стать судьями.

Проходят по 5-6 квалификационных комиссий – не могут даже в мировые судьи попасть. Были даже такие примеры в Приморье, когда адвокаты добровольно прекращали свой статус, чтобы их дети или жены могли бы попасть в число судей, поскольку считалось недопустимым родство судьи и адвоката.

Предложение господина Титова, я считаю, в целом неплохим, но, похоже, что оно носит какой-то имиджевый характер. Дело в том, что 1000 адвокатов на почти сотню регионов России – это капля в море.  По 10 «новых» судей на край, область или республику. Этого мало. Нужно пересматривать принцип отбора в судьи.

Не секрет, что есть определенные судейские династии – возможно, это неплохо, но принцип отбора можно было поменять, поставив во главу угла, все-таки, опыт работы и практические знания.

В одних случаях  судьей станет бывший прокурор, в других – адвокат, у которого была хорошая практика, в третьих – юрист крупного предприятия, который решал серьезные вопросы.  Нужно менять принцип отбора в судьи, и менять кардинально…

Владимир Игнатьев, бизнес-адвокат, член ПКО «ОПОРА РОССИИ»:

– Действительно, судебную систему в России нужно реформировать. Я полагаю, что вливание «свежей крови» из адвокатуры существенно бы изменило ситуацию с рассмотрением дел. Ведь среди адвокатов – немало профессионалом, как в области цивилистики, так и в области уголовного права и процесса.

А негласное правило – «в судьи из адвокатов не брать», которое сегодня работает в России, по меньшей мере, несправедливо. Предложил бы увеличить долю адвокатов в судейском корпусе РФ: на 30 тысяч судей, которые работают в стране, 1000 адвокатов, которые могут стать судьями, – ничтожно мало.

 Екатерина Бутова, адвокат, заместитель председателя Совета молодых адвокатов АППК:

– Я считаю, что идея Бориса Титова о массовом привлечении в ряды судей адвокатов – очень хорошая. Сегодня действительно существует проблема «обвинительного уклона» у тех судей, которые пришли из правоохранительных органов.

Если говорить лично про меня, то меня моя работа, как адвоката вполне устраивает: интересные люди, хорошие дела, выстроенный график работы.

Но идея перехода адвокатов в судьи, как мне кажется, становится заманчивой, когда речь заходит о государственном обеспечении судей – зарплаты, пенсии, медицинское обслуживание…

 Андрей Гнитка, генеральный директор юридической компании «Перспектива» (г. Владивосток):

– Идеальной схемой было то, что в судьи стало бы больше приходить адвокатов. Но не всех подряд, а только тех, кто реально защищает права граждан. Сегодня же мы видим, что и среди адвокатов есть множество тех, кто пришел из органов следствия и сохранил у себя «обвинительный уклон».

У судьи же, я считаю, «обвинительного уклона» быть не должно – он должен тщательно разобраться: как было возбуждено уголовное дело, зачем, доказана вина человека или нет. Судья не должен был быть «винтиком» Системы, у него должно быть свое мнение.

Да, и среди бывших следователей, которые пришли в адвокатуру, есть множество тех, кто действительно помогает восстановить нарушенные права граждан, работая в качестве защитника.

Но я считаю, что в нынешних условиях, когда оправдательных приговоров очень мало, нежелательно, чтобы судейский корпус пополнялся бы бывшими следователями. В этом смысле с идеей Бориса Титова я во многом согласен…

Александр Огневский, пресс-секретарь Адвокатской палаты Приморского края:

– Если говорить о судебной системе, то в моем личном табеле о рангах на первом месте стоят судьи арбитражного суда. Квалификация этих судей, их выдержка, чувство такта – там все на высшем уровне, все в них достойно подражания.

Что же касается мировых судей и судей «районного звена», которые рассматривают административные производства и уголовные дела, то я считаю, что многих из них можно было бы заменить на нынешних адвокатов.

Потому что, в принципе, вникая в ситуацию и понимая, о чем идет речь, нынешние судьи «в районах» идут по пути наименьшего сопротивления: «гражданин всегда неправ». Отсюда и весь негатив, который мы видим – всего 0,5 процента оправдательных приговоров на всю страну.

Слишком уж быстро и безоговорочно менталитет судьи подстраивается под «обвинительный уклон» Системы.

Источник: https://goldenmost.ru/advokatyi-stanut-sudyami-biznes-ombudsmen-rf-predlozhil-k-2019-godu-sdelat-sudebnuyu-reformu/

Вадим Волков: Труднее всего в судьи попасть из адвокатов

Адвокат стал судьей

Институт проблем правоприменения продолжает серию публикаций о том, что ограничивает независимость судов в России и как реформировать судебную систему, чтобы она могла выполнять свои главные функции: защиту прав граждан и обеспечение справедливости

В этой статье речь пойдет о том, из кого и как набирается судейский корпус судов общей юрисдикции. Кадры накладывают отпечаток на работу системы, но и сама система содержит фильтры, отсеивающие тех, кто не соответствует ее природе.

Исследования показывают, что наибольшая доля судей приходит из аппарата судов – помощников и секретарей судебного заседания.

Таких в судейском корпусе 30%, причем это преимущественно молодые женщины, которые становятся судьями в возрасте около 30 лет – как только позволяет минимальный, пятилетний юридический стаж.

С точки зрения старших коллег, это идеальные кадры. Как говорят сами судьи, выходцы из аппарата «уже были на конвейере», знают, как составлять документы, представляют реальную нагрузку, дисциплинированны, знают процесс. Поработав на подчиненных технических должностях, они уже усвоили правила системы. Они предсказуемы, и их не надо долго учить и воспитывать.

Такие кадры воспроизводят систему, и она дает им зеленый свет. Работу в аппарате суда – а это кропотливая объемная работа за 14 000 руб. в месяц – выдерживают только те, кто с молодых лет нацелен на то, чтобы стать судьей.

При высокой нагрузке, крайне забюрократизированном судебном процессе и строгом контроле по срокам рассмотрения дел работа помощника и секретаря критически важна для любого действующего судьи. Судьи зависят от низкооплачиваемого аппарата – а что они могут обещать взамен? Принять в корпорацию лучших подмастерьев.

На этом неформальном контракте – вы пашете после юрфака 5–7 лет в аппарате, а мы вас потом ставим в резерв – держится весь конвейер российской судебной системы.

Многочисленные фильтры поддерживают этот контракт. Чтобы попасть в резерв, кандидат в судьи должен сдать экзамен. В последние годы экзамен сильно усложнился, его сдает один из 5–6 человек, причем многие вопросы и практические задания предполагают знание деталей процесса, а здесь у аппаратных фора.

Хотя это никаким законом не предусмотрено, на квалификационной коллегии кандидата в судьи представляет председатель районного суда, который его берет, а председатель суда субъекта Федерации дает свое неформальное согласие.

Именно их позиция, а не решение квалификационной коллегии, как положено по процедуре, определяет судьбу кандидата – и документы уходят в Верховный суд и администрацию президента.

Если бы поток из аппарата мог удовлетворить все кадровые потребности судейского корпуса, то вполне возможно, что брали бы только своих и система замкнулась бы на себя. Но берут и прокурорских, особенно в последние 10 лет.

Это другая важная субкультура в судейском корпусе, таких 17%, причем из прокуратуры в основном приходят мужчины в более зрелом возрасте. Их привлекает высокая пенсия и социальные гарантии судьи. Стаж работы в прокуратуре зачитывается в судейский стаж, и под конец карьеры выгоднее выходить в отставку судьей.

Карьерным судьям, выросшим из аппаратных низов, это не слишком нравится, но квалификация сотрудников прокуратуры, особенно по части уголовного процесса, а также восприятие прокурорских как равных по социальному статусу облегчают им попадание в судьи.

Это проверенные кадры; они сами (вместе с ФСБ) визируют документы кандидатов в судьи на предмет чистой биографии, семьи и благонадежности.

Среди других категорий в судейский корпус идут из милиции и следственных органов (их 16%), но обе вышеназванные группы судьи считают слабыми профессионалами, и их доля, возросшая в начале нулевых, будет, по-видимому, снижаться.

Бывшие корпоративные юристы (12%) и юрисконсульты государственных организаций (11%) составляют небольшой, но заметный сегмент судейского корпуса. Они обладают высокой юридической грамотностью, практическим и жизненным опытом.

Из них получаются хорошие, самостоятельные судьи, но именно для них судейская профессия в том виде, в каком она есть сегодня, не обладает большой привлекательностью.

Сегодня суть этой профессии не столько в искусстве принятия оригинальных и справедливых решений или, упаси боже, создании прецедентов, сколько в обслуживании огромного потока типовых дел и бумажной рутины, требующей быстрой конвейерной обработки.

Труднее всего в судьи попасть из адвокатов. Сами судьи утверждают, что система им не препятствует – просто у судей работы гораздо больше, чем у адвокатов, а заработки меньше. Но в системе есть неформальные фильтры, которые препятствуют выходцам из адвокатуры.

Часть судей, особенно те, которые назначались еще в советское время, ассоциирует адвокатов с интересами подсудимых и откровенно считает их проводниками коррупции. Учитывая, что кандидатов в судьи подбирают председатели судов, а большинство из них судьи еще советской закалки, шансы адвокатов невысоки.

Непредсказуемыми фильтрами с точки зрения судебного сообщества являются кадровая комиссия Верховного суда (она в законах не упоминается), а также администрация президента, которая рассматривает каждую кандидатуру, прежде чем отдать документы на подпись первому лицу.

В отношении кандидатов в судьи и членов их семей чиновники администрации президента собирают дополнительную информацию, включая то, в каких процессах они участвовали, если работали адвокатами. На этой стадии без объяснения причин отсеивается примерно два кандидата из десяти.

Без внутренне зрелых независимых судей не может быть сильной судебной власти. Набор из практикующих опытных юристов и ученых мог бы постепенно укрепить профессиональное сообщество.

Но проблема судейских кадров сложнее, чем кажется: наполнить ее юристами с опытом работы вне аппарата судов или правоохранительных органов не так просто. Для этого надо снизить нагрузку на судей (об этом пойдет речь в следующих публикациях) и уменьшить бюрократическую составляющую.

Но самое важное – дать больше полномочий судейскому сообществу за счет снижения влияния председателей и неформальных инстанций наверху, определяющих кадровую политику.

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2012/02/09/otkuda_berutsya_sudi

���������� �������������������� �������� �������������������� ���� ������������ ������������������

Адвокат стал судьей

������������������������ �������������������� �������� ������������ ���������������� �������������� ������������������ ����������������������, ������ ���������� ������������������ ������������������ ������������������ ���� ������������ �� ������. ������������ ������ – ��������������������.

���������������� ���� �������� ���������� �� ���������������� �������������������� ������������������ ������������ ����������, �������������� �������������� ���������������� �� ������������.

���� ���������� ������������������������ �������������� ������������������������ �������� ������������ ���������� ������������ ���������������� �� ���������� ���������������������� ������������������������ ������������: “�� ���������� ������?” ���� ������ ������������, ������������ ������������ ���������������� ���� ������������ ������������ ���������������������� �� ������������������, ���� ���������������� �� ��������������������������. �������������� �������� ���������������� ���������������� ���� ���������������������� ������ �������������������� ���� ������������������ ����������, �� ������������, ���������������� �������� ���� ���������� ��������������.

����������, �������� �� ������, ������ ������������������ ���������������� ������������������������ ������������������������ ������������������������? ������������������������, ������ ���������� ������ ���� ����������, ����, ����������������, ������-���� �������������� ����������.

�� ������������ ������������������������ �� �������������������� ������������������������ ������������������������ ��������������, ���������������������������������������� (���������������������� �� ������������ �������������������������� ���������������������� ������������ ������������ ���� ������������ ������������������) �� �������������������������� ���������� ����������������.

�������������� �� ���������������� ������������������ �������������������� �������������������������������� �� ������������������������ �������������������� �������� ������������, ������ ���� ������������������  �� �������� �������� �������������������� ������������������ ���� ������������ �� ��������. ���������� ������ ��������������������������.

“���� �������� ���������������� �������������� ������������������, �������������������� ����������������������������, �������������� ����������, �������������� ���� �� �������������������������� ������������ ��������������”, – ������������ ���������������� ��������������.

���� ������������������, ������ ���������� ������������������ ������������ ������������������ ���������� ��������������, ���� ���� ������������������������ ���� ������������ ����������������. �� ���� ������������ ������������������������.

��������-���� ������������ �������������������� �������������������� ���������������� ������������������.

���������������� ���������������� �������������� �� �������������������������������� ������������, ����������, �������������� ���� �������������������� ���������������� ��������.

���� ������������ �� ������������ ��������, �������������� �������������� ������������������������������ �� ������������������ ��������.

������������ ������������������ �������������� ���������������������������� ����������������, ���������������������� ���������������������� ���������������� �������������������� ������ �������������� �� ��������.

���� ����������-���� ���������� ��������������, �������������������� ������������������ ���������� ������������������.

������������ �������� ���������������� ������������ ��������, ������ �������������������� ���������������� �� ������ ���������������� �� ������������������ ��������������.

���������������������� ���������� ������������������ ���������� ���� ���������������� ��������. �� ���������� ������������, ������ ���� ���������������� �� ���������������� ���������������� ����������������.

���� �������������� �������������������� ������������ ������ �� ���������������� ����������������.

������������, �� �������� ������������������ ������ �������������������� ���� ����������������������, ���������������� ���� ����, ������ �������������� �������������� �������� �������� ������������������������.

����������, ���� ������������ ������������������ ����������������, ���������� ���������������������� (��������������������) �������������� �� ���������������� ������������������ ��������.

“�������� �� �������� ���� ���������� �� �������� ����������-���� ����������������, ������ ������������, – ������������ ���������������� ��������������. – �������������������������� ���������������������� ���������������������� �������� ������������������”. ���������������������������� ���������������� �������������� �� ��������.

������������, ���� ������������ ������������������������ �������������������� ����������, ���������������������� �������������� ������ �������������� ������������������. ������ ������ �������� ���� ������������������. ����������������, ������ �������� ������������������ �������������������� ������������. ���� ������������������, ��������������, ���� ������������.

���������� ��������, �������������������� �������������������������������� ������ ���������������������� ���������������������������������� ���������������������� �� ������������������ ������. “���� ������, ���� �������� ���� ����������������������”, – ������������������ ���������������� ��������������.

���� ������������������ ������������ �������������� ������-�������� ���������� ���������� ������������, �������������� ���������������� ���������������� �� �������� ������ ���������� ��������.

������������ ������������ ���������� ���������� ����������, ���� ������������ ���������������������������� �������������������� ��������, �������� ������������. ���� �� �������������������������������� ������������ ���������� ��������������������, ������, ���������������������������� ������ ������������ ������������-����.

������ �������� ������ ������������ ���������������������������� ������������������������, ����������������, ������������ ������-���� ���������� ���������������������� �� ������ ������ �������� ��������.

“�������� ������ ����������������, ������ ������������ ������������, ���������� ������������ �������������� �������� ����������������������������, – ������������ ���������������� ��������������. – ������ ���������������������������� �� �������� ��������������. �������������� ����, ������ �������� ���� �������� ����������������”.

������������������ ���������������� ������ ���� ����������������������, ������ ������������ ���� ���������������������� ������������ �������������� ���������������� �������������� �� ������������ ����������.

���� ������ ���� �������������������� �� ������������������ ���������������� ������������������ ���������� �������������� ��������������. �������������� ������������������ �������� ���������� ���������������������� ���������������� ������������ ���� ���������� ������������.

������ ������������������, ���������� ���������������� ������������ ���������� ������������������. ���������������������� ������������ ���������� �������������� �� ������������ ������������ “����”.

Источник: https://rg.ru/2011/12/06/pravo-site.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.